Дауло поежился.

– Господь наш всевышний. Мы обязательно должны сообщить обо всем этом Шани.

– Бесспорно… но для начала тебе и твоему другу нужно выбраться отсюда. Живыми. Радиг Нардин будет здесь с минуту на минуту, – девушка снова бросила в окно встревоженный взгляд.

– Хорошо, – неохотно согласился Дауло. – Сейчас предупрежу.

– Слишком поздно. Они уже идут.

***

«Идиотка. – обругала себя Джин. – Следовало в первую голову позаботиться о том, чтобы Дауло покинул пределы Мангуса».

Стиснув зубы, она оглядела прилегающий к входной двери коридор, но не заметила ничего, что можно было бы использовать для схватки, ничего, что позволило бы вполне натуралистично инсценировать успешный бой Дауло с пятью вооруженными людьми. И Акима на помощь не позовешь, если он узнает, что Дауло разговаривал с ней, всю семью Сэммонов могут арестовать по обвинению в государственной измене.

Взгляд девушки упал на электрическую розетку… и тут её осенило.

Радиг и его люди уже почти приблизились к двери.

– Отойди-ка вон туда – вглубь коридора – и прикрой глаза. Прикрой хорошенько.

– И что потом? – спросил Дауло, послушно направляясь к указанному Джин месту и заслоняя глаза рукой.

– Если повезет, ты отвлечешь их внимание, и они не заметят меня. Меня здесь не было – ты понял? Если кто спросит, ты сам с ними разделался, – она прислушалась к приближающимся шагам. Ближе… ещё ближе… – Приготовься – сейчас они войдут, она вжалась в стену за углом позади двери, подняв правую руку и наводя свой телескопический прицел на розетку…

Дверь распахнулась.

– Так-так, – произнес Радиг Нардин насмешливым тоном, входя в вестибюль. – И что мы здесь имеем? Ага, один из наших добросовестных служащих желает поработать в ночную смену? Опусти свою руку, Дауло Сэммон, и смотри на меня, когда я…

И как только последний из людей Радига шагнул через порог, Джин закрыла глаза и выпустила в розетку заряд из своего электродугового бластера.

Даже через прикрытые веки вспышка показалась ей ослепительно яркой. Кто-то хватанул ртом воздух, кто-то изрыгнул проклятие…

Мгновение спустя Джин уже очутилась среди них.

Схватка закончилась, едва начавшись. Впрочем, это и схваткой-то нельзя было назвать. Временно ослепленные противники Джин не имели никаких шансов устоять перед натиском Кобры, и спустя несколько секунд все пятеро повалились на пол, как мишени в тире, пораженные точными выстрелами.

Глухой звук падения на пол последнего тела ещё отдавался в ушах Джин, когда она услышала изумленный возглас Дауло.

– О, господи! Джин… ты…

– Нет, это сделал ты, – резко перебила она юношу. – Запомнил? Это твоя работа. Если забудешь об этом… Можешь поплатиться жизнью.

Дауло вздохнул.

– Хорошо… Тебе лучше уйти – Мирон Аким наверняка все слышал.

– Я знаю, – Джин медлила. Ей так много хотелось сказать Дауло, но времени на разговоры не осталось. – Вам с Мироном надо поскорее убираться из Мангуса, пока Оболо Нардин не узнал, что вы выскользнули из его рук.

– А ты как же? Разве ты с нами не пойдешь?

– За меня не волнуйся, – сказала Джин. – Мне нужно ещё кое-что выяснить здесь. Я вас догоню. Нет, не так. Я найду тебя в Азрасе. Нельзя, чтобы Аким видел меня.

Дауло стиснул зубы.

– Ладно. Удачи тебе.

– Тебе тоже. Не вздумай только пользоваться телефонами в Азрасе.

Из коридора донесся слабый звук – кто-то бежал к выходу, привлеченный шумом.

– И будь осторожен, – шепнула Джин.

Приоткрыв дверь, девушка выскользнула наружу.

Прилегающая к зданию сборочного цеха территория казалась на первый взгляд безлюдной. Спрятавшись за углом, где она могла подождать, пока выйдут Дауло и Аким, Джин внимательно огляделась по сторонам. Ничего подозрительного. Переведя оптические усилители в режим ночного видения/ она сфокусировала взгляд на черной стене, разделяющей Мангус пополам.

С помощью дальномера Джин определила высоту стены: раза в полтора выше ближайшего здания – трехэтажного жилого корпуса. Будь стена хотя бы на метр пониже, Джин смогла бы, вероятно, вспрыгнуть на нее, выведя ножные сервоприводы на предельную мощность… «Нет, такой высоты мне не взять», – с сожалением призналась девушка себе. Конечно, в Академии её обучали технике скалолазания, но техника эта предполагала наличие хоть какой-нибудь – пусть самой незначительной – опоры для рук и ног. Гладкая же поверхность стены не предлагала ничего подобного, ни единого выступа, за который можно было бы уцепиться.

Лестницу бы, или веревку с абордажным крюком… Джин мрачно усмехнулась. А ещё лучше – вертолет.

Так, значит, прыжки пока что отпадают.

А если внаглую, через ворота?..

Джин задумалась. Радиг Нардин упоминал о прибытии транспорта с грузом, и если ворота откроют, можно попробовать проскочить в них, предварительно изменив свою внешность…

Если бы сумка с маскировочным гелем не осталась в двадцати километрах от Азраса, в машине Дауло… Кроме того, напомнила себе Джин, если подозрения верны, то Оболо Нардин вряд ли доверяет скрытую за стеной тайну кому-либо, кроме горстки ближайших родственников. Любого незнакомца, любого чужака схватят немедленно.

Какое-то движение справа привлекло её внимание: а, это Дауло и Аким. Идут с деланной небрежностью в направлении ворот, через которые Радиг привез её в Мангус нынешним утром. Двинуться вслед за ними? Дауло может понадобиться помощь. Нет, нельзя. Нужно добыть доказательства противозаконной деятельности Мангуса, а для этого необходимо выяснить, что прячут Нардины за этой стеной.

В конце концов, у Дауло есть защитник – Аким. Будем надеяться, что Шани набирают своих агентов из компетентных людей.

Сделав глубокий вдох, Джин быстрым неслышным шагом устремилась к стене.

ГЛАВА 39.

Джин шла по крыше, пригнувшись и настороженно прислушиваясь к доносившимся снизу, со двора, голосам, среди которых различались не только мужские, но также женские и даже детские.

Жены и дети постоянных рабочих – догадалась Джин.

Шума от её прыжка на крышу жилого корпуса вроде бы никто не услышал, но сейчас, когда её силуэт вырисовывался на фоне сетчатого купола, стоит кому-либо во дворе поднять голову… Стиснув зубы. Джин пригнулась ещё ниже и двинулась дальше, стараясь не оступиться на ребристой поверхности.

Благополучно достигнув противоположного края крыши, она при помощи дальномера вычислила, какое расстояние нужно преодолеть, чтобы оказаться на верхушке стены: восемь метров в длину, шесть – в высоту, значит, по гипотенузе – десять метров. Отступив на шаг, Джин оттолкнулась ногами от крыши и прыгнула.

При приближении к стене нанокомпьютер вывел тело Джин почти в вертикальное положение с таким расчетом, чтобы она смогла амортизировать удар от столкновения с гладкой керамической поверхностью именно ногами, а не туловищем или головой. Пальцы заранее выброшенных вверх рук намертво уцепились за край стены;, несколько мгновений девушка висела неподвижно, моля Бога, чтобы и этот её полет остался незамеченным.

Господь внял её безмолвным молитвам; снизу не донеслось никаких звуков переполоха. Подтянувшись на руках, Джин забралась на вершину стены и глянула вниз, на секретную половину территории Ман-гуса.

И тут же убедилась, что была права в своих подозрениях.

Ледяной озноб пробежал по её спине. «Мангуст», – подумала она, проклиная на чем свет стоит свою глупость. Мангус. Мангуст. Лучшего названия для группировки, считающей себя ответом на угрозу со сторону Кобр и не придумаешь. И она, Джин, и Круин Сэммон – оба уловили смысл этого наименования… и оба совершенно упустили из виду один малозначительный факт.

Тот факт, что никому на Квазаме не пришло бы в голову называть такую группировку Мангустом, поскольку никто на Квазаме никогда и слыхом не слыхивал, что ненавистные воины-демоны именуют себя Кобрами.