28  

— Кори, — начал Спенс, подняв глаза на ее закрытое руками лицо и готовый принять любое словесное наказание. — Я не знал… Я не понимал .. — начал он запинаясь и вдруг увидел, как у нее затряслись плечи. Кори плакала! — Кори, прошу тебя, не надо! — сказал он умоляюще, протягивая к ней руки, но боясь притронуться и усугубить положение.

Ее плечи затряслись еще сильнее.

— Я очень сожалею, — продолжал Спенсер жалобным голосом. — Я не знаю, что еще сказать…

Кори отняла руки от лица, и Спенсер в изумлении увидел пару смеющихся глаз, смотрящих на него с сочувственным любопытством и без всякой вражды.

— На твоем месте, — посоветовала она Спенсеру, продолжая задыхаться от смеха, — я бы пожелала всем спокойной ночи и поскорей удалилась. Особенно если ты не убедил бабушку в своем искреннем раскаянии.

Ее превращение из холодной незнакомки в очаровательную союзницу было таким неожиданным, таким неоправданным и одновременно таким привычно знакомым, что Спенсер почувствовал, как его захлестнула волна нежности.

Он встал из-за стола, подмигнул бабушке Розе и протянул руку Кори:

— Наверное, будет лучше, если я сыграю сцену раскаяния в саду, чтобы избавить бабушку Розу от этого ужасного зрелища.

— Следовало бы тебя хорошенько наказать, — отозвалась Кори, улыбаясь своей заразительной улыбкой, которую он так любил, — но поздно, я уже тебя простила и все забыла. Между прочим, я отправила сюда вместе с оборудованием и прочими вещами старые альбомы с фотографиями. Хочу подарить их тебе, так что тебе незачем в знак раскаяния рвать на себе волосы или раздирать одежду, да еще публично на лужайке Перед домом.

— Я настаиваю, — произнес Спенсер с тихим упорством и взял Кори за локоть.

Джой вышла из комнаты следом за Кори.

— Пожалуй, мне надо немного побыть с мамой и Питером и их гостями, объяснила она.

Миссис Фостер подождала, пока Джой, Кори и Спенсер скроются из виду.

— Мама, — обратилась она к бабушке Розе, — как ты на это решилась?

— Я только сказала правду, дорогая.

— Иногда правда причиняет людям боль.

— Правда остается правдой, — удовлетворенно сказала бабушка Роза, вставая из-за стола. — Правда заключается в том, что Спенсер достоин хорошей взбучки за свое поведение в тот вечер, а Кори заслужила, чтобы у нее попросили прощения. Я сегодня добилась и того и другого, и это пошло им обоим на пользу, — Если ты думаешь, что теперь они влюбятся друг в друга, то ты глубоко ошибаешься Как гласит пословица: «Обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду».

Кори именно из таких, ты сама об этом сто раз говорила.

— Да, это правда.

— А не могла бы ты, мама, — спросила миссис Фостер, переходя от Кори и Спенсера к основной проблеме, — не могла бы ты не высказывать правду вслух и почаще помалкивать?

— Нет, не могу.

— Почему не можешь?

— Мне семьдесят один год. Я больше не имею права тратить время на пустые слова. К тому же в моем возрасте причуды простительны.

Глава 10

Смех и громкие голоса доносились из окна столовой, где собрались гости Анджелы, но снаружи ночь была тихой и теплой. Они направились через лужайку к воде, и Кори удивлялась тому, какой умиротворенной и счастливой она чувствовала себя рядом со Спенсером. Она припомнила, что прежде рядом с ним она всегда испытывала волнение и ее нервы были напряжены до предела. Это новое спокойное состояние нравилось ей гораздо больше.

Исчезла необходимость что-либо прятать или о чем-то сожалеть, потому что бабушка в подробностях описала детскую влюбленность Кори, раскрыла всем ее тайну и в процессе разоблачения продемонстрировала самой Кори, чем ее любовь была на самом деле невинным чувством девочки-подростка к ничего не подозревающей жертве, а не болезненной страстью к эгоистичному чудовищу, каким она воображала себе Спенсера. Кори заметила, что загорелое лицо Спенсера побледнело, когда бабушка, не жалея красок, описывала, какие ужасные страдания Кори претерпела по его вине.

Перед отъездом сюда, в Ньюпорт, Кори заставила себя с философским равнодушием взглянуть на те прошлые события, и все же до сегодняшнего вечера она чувствовала себя уязвленной. Теперь же, после драматического изложения событий бабушкой, она смеялась и над собой, и над «злодеем», преувеличивающим свою ответственность. Исповедь, пришла она к выводу, всегда благо для души, даже если тебя принудила к ней собственная бабушка. Наконец она оборвала последние нити, связывавшие ее со Спенсером, и остались лишь ностальгия по прошлому, ощущение свободы и полного покоя.

  28