6  

Мередит все еще пыталась понять смысл этого заявления, но тут, сообразив, что Стюарт пытается шутить, благодарно и чуть печально улыбнулась:

— Обязательно! Завтра же украду в аптеке пузырек с аспирином, а ты внесешь за меня залог и освободишь из тюрьмы!

Стюарт, ухмыльнувшись, встал и попрощался с ней тепло и нежно. Протянув ей визитную карточку, он объявил:

— Требуй адвоката и не отвечай ни на какие вопросы, пока я не приеду!

На следующее утро Мередит уговорила Марка Бредена позвонить другу — лейтенанту местного полицейского участка, который, в свою очередь, вызвал Стюарта и сказал, что Мередит арестована за воровство в аптеке. Стюарт, заподозрив розыгрыш, повесил трубку, снова позвонил в участок и обнаружил, что лейтенант Рейчер действительно существует и Мередит предположительно, взята под стражу.

Стоя на крыльце участка, Мередит увидела, как к зданию, скрежеща тормозами, подлетел «мерседес» Стюарта, но только когда он вылетел из машины, оставив включенным мотор, поняла, что поистине дорога ему.

— Стюарт! — окликнула Мередит, когда он промчался мимо, не замечая ее.

Тот остановился, обернулся и тут же все понял.

— Мне так жаль… — прошептала Мередит, — Я только хотела показать, на что готова, лишь бы сохранить дружбу, которая так много значит для меня.

Гнев, загоревшийся в глазах, мгновенно исчез, Стюарт, глубоко вздохнув, немного успокоился и даже улыбнулся:

— Я оставил супругов, находящихся в процессе самого что ни на есть скандального развода, одних в совещательной комнате в ожидании другого адвоката. К этому времени они либо прикончили друг друга, либо помирились, а следовательно, лишили меня весьма значительного гонорара…

Все еще улыбаясь воспоминаниям, Мередит взяла трубку и нажала кнопку переговорного устройства.

— Филлис, пожалуйста, не можешь дозвониться до Стюарта Уитмора из фирмы «Уитмор энд Нортридж»?

И стоило ей положить трубку, как нервное напряжение начало нарастать, хотя Мередит, превозмогая себя, потянулась к стопке компьютерных распечаток.

За последний год она видела Стюарта всего раза два. Что, если он откажется говорить с ней, не захочет связываться с ее проблемами… уехал из города?, .

Резкий звонок переговорного устройства заставил ее подпрыгнуть.

— Мистер Уитмор на первой линии, Мередит. Мередит тряхнула головой и подняла трубку.

— Стюарт, огромное спасибо за то, что перезвонил.

— Я уже собирался в суд, когда услышал, как мой секретарь говорит с твоим, — вежливо и деловито ответил он.

— У меня маленькая юридическая проблема, — пояснила она. — То есть не совсем маленькая. Скорее наоборот, большая. Нет, огромная!

— Слушаю, — сказал Стюарт, и Мередит нерешительно помедлила.

— Хочешь, чтобы я все рассказала сейчас, по телефону, да еще когда ты спешишь?

— Не обязательно. Можешь намекнуть… чтобы возбудить мой адвокатский аппетит.

И тут она снова распознала сухой, тщательно скрываемый юмор в его голосе и облегченно вздохнула.

— Не вдаваясь в подробности, могу сказать только, что нуждаюсь в совете относительно моего… моего развода.

— В этом случае, — серьезно и не задумываясь, ответил он, — советую сначала выйти за Паркера. Таким образом, мы сможем получить куда большие алименты.

— Я не шучу, как в тот раз, Стюарт, — предупредила она, но что-то в его манере говорить внушало такую уверенность, что Мередит даже слегка улыбнулась. — Я попала в самую невероятную юридическую паутину, которая когда-либо тебе встречалась. И нужно немедленно из нее выпутываться.

— Обычно я привык вытаскивать все тайны на свет Божий, это позволяет повысить гонорар, — шутливо пояснил он. — Однако ради старого друга я мог бы принести в жертву алчность во имя сострадания. Мы можем поужинать сегодня вместе?

— Ты настоящий ангел!

— В самом деле? Вчера адвокат противной стороны заявил судье, что я пронырливый сукин сын!

— Вовсе нет! — преданно запротестовала Мередит.

— Да, моя красавица, именно таков я и есть, — тихо рассмеялся Стюарт.

Глава 32

Без всяких признаков осуждения и ничуть не возмущенный поведением восемнадцатилетней Мередит, Стюарт, не выказывая ни малейших эмоций, выслушал всю историю и вовсе не удивился, когда она рассказала о том, кто был отцом ее погибшего ребенка. Мередит же была настолько расстроена непроницаемым выражением его лица и неизменным молчанием, что, закончив говорить, нерешительно спросила:

  6