1  

Эдриан Маккинти

Невидимая река

Откуда напало на тебя в минуту опасности это позорное, недостойное Арийца отчаяние, закрывающее небо и не ведущее к славе, о Арджуна? Не поддавайся слабости, о Партха! Она не для тебя. Стряхнув презренное малодушие, воспрянь, Парантапа.

(Побеждающий врагов).

Бхагават-гита 2:3

Пер. А.Каменской и И.Манциарли

1. Творец, хранитель, разрушитель

Девушка, которую убьют в семи часовых поясах к западу от Белфаста, пока еще жива и здорова. Красивая, уверенная в себе, она была к тому же умна — последнее достоинство как раз и могло стать причиной ее смерти.

Ну, и еще, конечно, пуля двадцать второго калибра со смещенным центром.

Девушка удобно устроилась на жестковатом диване. Сверху — тонкая хлопчатобумажная простыня, шерстяное одеяло. Вентилятор включен на полную мощность, чтобы не было слишком тихо. Увлажнитель воздуха — чтобы не было слишком сухо. Обогреватель на средних оборотах. Ей было комфортно и уютно, как только может быть уютно человеку в подобной постели, в подобной комнате, в подобном здании, в подобном городе.

Все это я выяснил из полицейского отчета.

Наверное, в увлажнителе воздуха имелась подсветка, поэтому можно было разглядеть ее лицо. Интересное. Властное, заметное, привлекательное. Чувствовалась порода, «голубая» кровь. Собственно — и не важно, что она сама об этом говорила, — она и происходила из знатного рода. У нее были темные глаза и темные волосы. Аристократка, сказали бы вы, такая вполне подошла бы на роль богачки, которая поначалу презирает, а потом влюбляется в бедного, но красивого юношу, как в глупых индийских кинофильмах.

Виктория Патавасти была умна, но даже самые умные не могут быть специалистами во всех областях. Зашифрованная программа в ее компьютерном дневнике заявила, что суперкомпьютерам ФБР потребуются годы, чтобы взломать ее пароль, поэтому все, что она написала, останется в целости и сохранности, особенно от офисных сплетников и прочих бездельников. Разумеется, система безопасности не имела бы никакого смысла, если бы пароль оказался ненадежным. Но кому в голову могло прийти слово вроде Каррикфергус — маленький городишко в Северной Ирландии, где она выросла?

Своему компьютерному дневнику она доверяла все: свои мысли, идеи, подозрения. Вот именно, всего лишь подозрения. Вполне возможно, что ей нечего было волноваться. Климмер был прав. Не стоило из-за этого ночь не спать.

И уж точно это не грозило ей смертью.

Она жила в Денвере, где горы встречаются с равнинами в середине континента и где погода может полностью перемениться в течение суток. Но родом она была из тех мест, где сдержанное течение Гольфстрима каждый день приносит моросящий дождик, теплый даже зимой. Это земля туманов, морской влаги и мужчин в плоских кепках — коровы, овцы, каменные стены, навоз, глина, дождь, опять дождь. Погода предсказуема, как недобрые вести.

Даже там, где жили ее дедушки и бабушки, в индийском городке Аллахабад, 1 который находится на холмистых равнинах, простирающихся вдоль Ганга, бывает нетрудно догадаться, каким окажется день. Девять месяцев в году — жарко и сухо, в оставшиеся три — жарко и влажно. Все просто.

Здесь все было по-другому. С гор приходили тучи со снегом, пустыни приносили песок, а на огромных просторах прерий могло произойти вообще все что угодно. Случались годы засухи с сильными ветрами. А если ехать в течение нескольких часов на восток, вполне вероятно, что торнадо подхватит вас и перенесет в удивительную страну Оз. Да, тут уж чудеса так чудеса: и смерчи, и шаровые молнии, и дожди из лягушек — все в порядке вещей.

Может быть, она просыпалась время от времени. Маме она говорила, что просыпается по пять или шесть раз за ночь, так и не привыкнув к деревянной кровати, к высоте над уровнем моря и сухости. То, что она бодрствовала этой ночью, было как раз к лучшему: бодрствовать ей оставалось около тридцати минут. Лучше было использовать их по полной.

Она вполне могла читать книгу, лежавшую у кровати. Керуак. Или, нажав на кнопку, включить игрушку — мохнатую музыкальную овцу, которую ей подарил Ханс Климмер. Овца бойко отозвалась колыбельной «Beautiful dreamer», а когда мелодия стала замедляться и наконец смолкла, Виктория зевнула и сбросила овцу на пол.

А может, она посмотрела в окно. Тогда бы она удивилась. Снежная буря. Вряд ли в июне можно было ожидать чего-то подобного.


  1