1  

Вэл Макдермид

Убийственный ритм

Посвящается моим дорогим Лизанне и Джейн. Наверное, мы можем сказать им об этом?

Часть I

Ей-богу, когда-нибудь я его убью! Как кого, Ричарда Баркли, разумеется. Это мой сосед. Музыкальный журналист, а на самом деле – просто подросток, так и не ставший взрослым.

Спотыкаясь от усталости, я вошла в бунгало, мечтая лишь о нескольких часах спокойного сна, и немедленно наткнулась на записку от Ричарда. Записка была приклеена скотчем к внутренней стороне стеклянной двери так, что я и при большом желании не смогла бы ее проглядеть. Белая бумажка бросалась в глаза при входе – точь-в-точь письмо маленького мальчика Санта Клаусу. Огромные буквы, написанные маркером, склады вались в следующее послание: «Не забудь про вечеринку у Джетта. Идти надо обязательно. Встретимся в восемь вечера». Слово «обязательно» было трижды подчеркнуто. От просьбы «не забыть» у меня непроизвольно сжались кулаки.

Мы с Ричардом вместе всего девять месяцев, но я уже выучила его язык – впору разговорник писать. «Не забудь» в переводе на обычный язык значит: «Забыл тебе сказать, я пообещал, что мы вместе пойдем туда-то или сделаем то-то (чаще всего это оказывалось что-нибудь особенно мне ненавистное), и не вздумай отказываться, а то у меня будут серьезные неприятности».

Я отклеила бумажку, поколупала ногтем оставшийся на стекле след от липкой ленты и вздохнула. Хорошо хоть от кнопок его удалось отучить. На телефонном столике лежал открытый блокнот, в который мы записывали все важные для нас обоих вещи и где под сегодняшним числом значилось: «Джетт: Аполлон, дальше Холидэй-инн». Пометка была сделана ручкой, а не маркером, но частного детектива Кейт Брэнниган так просто не проведешь – я-то помнила, что, когда уезжала, никакой пометки там не было.

Бормоча под нос все, что думаю о Ричарде, я устремилась в свою комнату, стянула куртку и дорожный костюм и бросилась в ванную.

– Вот чтоб у него все кролики подохли! – вслух сказала я, подставляя тело под горячий душ. – И чтоб у него все спички отсырели, и чтоб у него майонез закончился на предпоследнем гамбургере!

Тут я невольно заплакала от жалости к самой себе. В душе твоих слез никто не увидит… А что, хороший афоризм. Не хуже этого, про любовь: «Любить – значит никогда ни в чем не упрекать любимого». Но вообще-то слезы хорошо снимают напряжение, а я в последние две недели только и делала, что носилась на машине по всей стране за шайкой мошенников – уезжала из дому с рассветом и возвращалась глубокой ночью, перекусывала на автозаправочных станциях бутербродами и вообще, к вящему ужасу моей мамы, всячески подрывала свое здоровье.

Все было бы не так погано, если б слежка входила в круг повседневных занятий агентства «Мортенсен и Брэнниган». Но обычно все дела, по которым мы работали, требовали только неотлучного сидения с чашкой кофе за компьютером и бесконечных телефонных звонков. А вот сейчас нас с Биллом Мортенсеном – это мой старший партнер – наняла крупная компания по производству часов, чтобы мы выяснили, от куда исходит поток подделок с их товарным знаком. В последнее время эти подделки, надо сказать, довольно качественные, такие, что с первого взгляда не отличить от настоящих, наводнили Манчестер.

Все началось с того, что обокрали «Гарнеттс», крупнейший ювелирный магазин в городе. Тогда грабители даже не притронулись к сейфам, снабженным сигнализацией, и вынесли только содержимое шкафа, стоявшего в кабинете менеджера. В шкафу лежали сувениры для покупателей: зеленые кожаные футляры, которые прилагаются к часам «Ролекс», и бумажники для визиток от «Гуччи» – их бесплатно получают те, кто сделает покупку на большую сумму. И еще фирменные коробочки для часов «Картье» и «Рэймонд Вэйл».

После этой кражи стало ясно, что мошенники ставят свое производство на твердую ногу. До того все подделки продавались в мелких лавочках именно как подделки. Это бесило руководителей серьезных компаний, однако ничего по-настоящему страшного в этом не было: в конце концов те, кто покупают в уличных киосках фальшивые «Ролексы» за сорок фунтов, никогда не купят настоящие. Но теперь, похоже, мошенники решили выдавать свои самоделки за подлинные фирменные изделия и продавать их по соответствующим ценам. А это уже грозило крупным фирмам большими неприятностями – в частности, потерей репутации. Вот и оказалось, что выгоднее оплатить наши услуги, но зато приобрести уверенность, что мошенников найдут и обезвредят.

  1