93  

Ее муженек никогда не хотел детей. А ей очень хотелось детей от Венсана. За несколько лет до встречи с ним, вообще до всего, она прочитала об одной англичанке, которая родила ребенка в пятьдесят один год. Тогда это произвело на нее отталкивающее впечатление. Но после знакомства с Венсаном она уже все воспринимала иначе.

«Да что же это со мной?» Она постаралась сосредоточиться. Глубоко вздохнула и вспомнила себя на фотографии: мускулистая, гибкая, взгляд жесткий, как и хотел Ньютон. Хотел и добился. И эта белизна вокруг нее. Совершенная белизна. Она выдохнула, снова вздохнула. Глубоко. Вот так. Еще.

И все же до чего трогательны эти очки на ночном столике и на носу у мальчугана! Она даже представила себе толстую англичанку пятидесяти одного года и младенца, лежащего на ее дряблом животе. И опять очки, очки. Хрупкие очки Венсана. Ее воображение вновь сыграло с ней шутку. Исподволь оно подталкивало ее к тому, чтобы совершить что-нибудь нелепое, странное, поэтическое. Внутренний голос говорил ей: возьми очки, надень их на молодого человека и поцелуй его. Ты увидишь, что произойдет чудо. Он проснется. И первым его словом после долгого сна будет «Дани!». Ну посмотри же на него, посмотри хорошенько, неужели ты не видишь, как он удивительно похож на Венсана?


37


Брюс не стал ждать, пока она выключит мотор. Он уже мчался через автостоянку к большой стеклянной раздвижной двери, ведущей в ярко освещенный холл. Концом сапога Левин отвела упор, чтобы установить мотоцикл, сняла каску и обвела взглядом стоянку. Неподалеку мужчина сел в кабину грузовичка и тронулся с места. Левин устремилась к освещенному холлу. Уже в нескольких метрах от входа она заметила, как появившаяся из боковой двери медсестра направилась к стоянке. В руках она несла постельное белье. Войдя в холл, Левин направилась к приемной и к человеку, звонившему по телефону.

Внезапно она остановилась. Медсестра с бельем в руках… Зачем ей самой тащить всю эту кучу, когда множество прачечных, обслуживающих госпиталь, должны забирать грязное белье и привозить чистое? Она развернулась и побежала к стоянке. Все спокойно, никакого движения. Медсестра исчезла. Тут Левин услышала шум двигателя и увидела, как одна из машин тронулась с места. За рулем, кажется, женщина. Левин побежала к постовой будке, миновала ее, повернулась, вынула из кобуры пистолет. Машина резко затормозила.

- Что вы делаете! - закричал выбежавший из будки привратник.

- Полиция! В сторону!

Машина двигалась прямо на нее. Левин выстрелила. Пуля прошла через ветровое стекло в двух сантиметрах от головы женщины. Левин не хотела ее убивать, она хотела только ее остановить. «У нее каменное лицо», - подумала Левин, отскочив в сторону. Машина продолжала двигаться. Левин выстрелила в правое переднее колесо. Машина заскользила по асфальту. «Меган», - подумала Левин и продырявила пулями оба задних колеса. «Меган» врезался в автомобиль, стоящий у края тротуара.

Дверца открылась, женщина высунулась из машины. Вид у нее был растерянный и вместе с тем решительный. Странное сочетание. Черные волосы, убранные в слегка растрепавшуюся прическу, темные глаза. «Дани Лепек», - подумала Левин. Мартина видела ее только раз, мельком, на улице Удино, но это могла быть только она. Ее левая рука по-прежнему находилась в машине. Левин вспомнила об исчезнувшей «беретте».

- Полиция! - крикнула Левин - Бросай оружие!

В это мгновение Мартина подумала о том, что она в жизни никого не убила. Не смогла. Тот букет она бросила руанской старухе в лицо: «Это не от тетушки Анни, это от Клотильды, моей матери. Она прислала его тебе из страны мертвых!» Чудно, она так и сказала: «из страны мертвых», хотя было это до знакомства с Антоненом. Старуха пришла в смятение, как-никак прошло уже тридцать лет. Левин не убила ее. Этот барьер она не перейдет никогда. С той поездки в Руан, благодаря Руану она была в этом уверена.

Она услышала позади себя голоса. Наверное, персонал госпиталя или удивленные прохожие.

- Уберите людей! - прокричала Левин привратнику. - Быстро, она вооружена!

Ошалевший охранник срывающимся голосом принялся отгонять публику. Какой-то молодой мужчина воскликнул:

- Круто! Баба с пистолетом!

Дани наконец пошевелилась. Она медленно подняла руку, в которой держала пистолет. Она была явно не в себе.

- Брось это! - крикнула Левин.

Дани посмотрела на нее, потом на пистолет.

  93