37  

Недавно обнаружены пять подлинных колец, сделанных Джойсом: на кольцах стоит его клеймо. Нет сомнения, что они будут проданы за неслыханную сумму, когда пойдут с молотка в Голуэе. Аукцион состоится в пятницу, пятнадцатого апреля».

Это же ближайшая пятница, сообразила Анна. Она посмотрела, от какого числа газета: так и есть, недельной давности. Она продолжала читать:

«Вечеринка-коктейль состоится в голуэйском Центре искусств, где кольца будут выставлены на всеобщее обозрение до восьми часов (время начала аукциона). Владелец дома, в подвале которого были обнаружены кольца, собирается пожертвовать половину суммы, вырученной от продажи колец, различным благотворительным ирландским организациям».

Горбатого могила исправит, возбужденно подумала Анна. Я просто ничего не могу с собой поделать. Я буду не я, если эти кольца не будут наши! А потом мы их толкнем за кругленькую сумму на черном рынке. Только представить себе: скольким богатеньким ирландцам по всему миру до смерти охота заполучить настоящие кольца Кладда! Вот погоди, узнает про это Бобби! Он уже соскучился, безвылазно сидя дома, да и я тоже. Нам надо срочно что-то предпринять, чтобы взбодриться. Я же сказала ему, что придумаю что-нибудь интересненькое. Будем надеяться, что этот полоумный дантист поставит ему сносную коронку.

Из-за стены доносился голос Бобби: он смеялся и громко о чем-то рассуждал. Не иначе это веселящий газ начал на него действовать. Анна склонила голову набок и прислушалась:

— …Мы обожаем путешествовать, просто обожаем. Где мы только ни побывали! Хи-хи-хи, хо-хо-хо! Ага, ага, мы американцы. А это ваша мама там, в приемной, да? Моей жене так понравилась ее брошка. Это вы ее выбирали? Супер! Моей жене тоже нравятся красивые побрякушки. Ей просто очень, очень нравятся красивые побрякушки. Хи-хи! Ха-ха-ха!

Анна вскочила с кресла и рывком распахнула дверь в кабинет. Доктор Шарки взглянул на нее с нескрываемым изумлением. Лицо Бобби было спрятано под маской, и неудивительно, что он и бровью не повел.

— Что-то не так? — спросил доктор Шарки.

— Я услышала, что мой муж смеется. Ему ни в коем случае нельзя давать этот газ. У него проблемы с сердцем, — сказала Анна, постукивая себя пальцем по груди.

— Проблемы с сердцем? Он мне об этом ничего не сказал. Вот почему мы просим пациентов заполнять эти формы! — доктор Шарки повернулся, перекрыл краник, чтобы прекратить подачу газа и похлопал Бобби по плечу:

— Ах ты обманщик!

— Но… Хи-хи-хи!

— Дорогой, никакого газа, — твердо сказала Анна.

— Но мне…

— Я сказала — нет. И точка.

— Я и сам больше не дам ему ни капли этой штуки, — заверил ее доктор Шарки. — А чтобы он смеялся, буду рассказывать ему анекдоты. Теперь, если вы вернетесь в приемную, вы и глазом моргнуть не успеете, как я сделаю из вашего мужа картинку.

Обыкновенного парня, подумала Анна. Не надо мудрить. Сделай из него обыкновенного парня.

17

На выходе из спортзала Риган и Джек на минутку остановились, чтобы побеседовать с Кларой. Они показали ей список тех, кто зарегистрировался в последнюю минуту перед ноябрьским «Веселым забегом».

— Я никого из них не знаю, — призналась она, качая головой и задумчиво теребя одну из своих многочисленных сережек.

— Рори сказал нам, что одна пара записалась перед самым забегом, но они заполнили регистрационную карточку до того неразборчиво, что он так и не смог прочитать их имена, чтобы внести в список участников. Может, вы их запомнили? — спросила Риган. — Я, конечно, понимаю, прошло пять месяцев… — поспешно добавила она.

— А, эта парочка! Я их помню! — Клара наморщила носик и так и покатилась со смеху.

— Вы их запомнили? — удивленно переспросил Джек.

— А как же? Они рысью подбежали к столу чуть ли не в последнюю минуту. Он второпях нацарапал их имена и фамилию, выложил денежки, и они нацепили номера. А потом пулей сорвались с места, чтобы успеть на старт, но тут вышла маленькая неувязочка. Женщина наступила на собственный шнурок и упала, а мужчина громко заржал. То есть, разумеется, он помог ей подняться, она не ушиблась, и все такое… А запомнила я их, потому что смех у него был какой-то странный. Одна моя подружка помогала мне с регистрацией, и мы тоже, конечно, заржали, а парень засмеялся еще громче. Он подумал, что мы смеемся над его женой, а мы-то смеялись над тем, как он хихикал. — Она покачала головой, находясь до сих пор под впечатлением. — Мы с подружкой до сих пор вспоминаем, как он смеялся, и прикалываемся над ним. Это, конечно, глупо, но, как говорится, у всех свои странности.

  37