95  

— Сожалею, — сказала Шира. — Я не знаю, куда он отправился. И не хочу знать…

Женщина встала, переводя взгляд с одной на другого.

— Я понимаю, — сказала она.

Шира тоже встала.

— Что вы теперь будете делать?

— Вернусь в отель, — ответила та. — А потом не знаю. Вы думаете, он…

Шира покачала головой.

— Не знаю. Все, что мы можем сделать, — молиться за него.

Они вышли в прихожую. Томми услышал, как за сестрой Халеда закрылась дверь.

Шира вернулась бледная, вошла в гостиную, села и прижала ладони ко рту.

— Что он собирается сделать? — спросил Томми. — Ты же знаешь, правда?

Она опустила глаза и покачала головой.

74

В вагоне метро становилось все теснее. Саид, обеими руками цепляясь за металлический поручень, пытался держать остальных пассажиров на расстоянии, но безуспешно. Каждый раз, когда его толкали, он едва не впадал в панику. Не знал, какой силы должен быть толчок, чтобы взрывчатка сработала. Но в давке отодвинуться невозможно. На каждой станции входило больше народу, чем выходило.

Саид вспотел. Во рту пересохло, слизистые по-прежнему пропитаны запахом краски. Он то и дело утирал лицо ладонью, избегая взглядов других пассажиров.

Заметно ли по нему, что от перенапряжения он близок к нервному срыву? Они догадываются? Он закрыл глаза и попытался вызвать образ Нуры, но не смог, впервые не смог ее увидеть. Стоял, глядя вниз, на мокрый пол, на грязные комья снега и льда, уворачиваясь от толчков, среди людей, которых качало туда-сюда в такт движениям вагона.

Что, если взрывчатка не сработает? На секунду он увидел себя: как целую вечность назад отчаянно пытался взорвать бомбу у принца Ясира. И вновь испытал ошеломительное ощущение, которое охватило его, когда наконец грянул взрыв. Ударная волна бросила его на пол. И вслед за тем безмолвие. Лопнувшие барабанные перепонки. Боль.

На сей раз он ничего не почувствует.

На сей раз все пройдет по плану.

Громкоговоритель объявил очередную станцию.

По телу пробежали мурашки, когда он посмотрел в запотевшие окна на толпы людей в толстых зимних пальто, ожидавших на перроне. Нервы на пределе, а до остановок, где многие начнут выходить, еще далеко.

В тех вагонах, где едут двое остальных, наверняка такая же теснота. Молодой парень может сломаться, запаниковать. Что, если он взорвет бомбу прямо сейчас? Тогда Саиду придется сделать то же самое.

Остановка. Двери открылись, в лицо пахнуло теплым воздухом подземной станции. И тотчас в вагон хлынули новые пассажиры.

Саид быстро принял решение. Пробрался сквозь толпу, вышел на перрон и поспешил к тому вагону, куда зашел парень. Втиснулся одним из последних, и двери тут же захлопнулись.

Такая же теснота. Он привстал на цыпочки, стараясь высмотреть парня. Трудная задача. Многие в вагоне были гораздо выше его.

Найти парня необходимо. Он вот-вот сломается, если уже не сломался. Саид проклинал себя за то, что отпустил его одного. Вдруг мальчишку разоблачат? Тогда весь план полетит к черту.

Саид осторожно пробирался в глубь вагона, волей-неволей расталкивая толпу. Он должен найти парня!

Некоторые пассажиры раздраженно отшатывались, бормоча что-то неразборчивое, но в конце концов Саид вышел в центральный проход и крепко вцепился в ручку на спинке сиденья.

Дыхание участилось. Все тело свербит. Он продолжал высматривать парня. Взглянул на часы.

Еще сорок минут.

Парня не видно.

75

Ровно в девять зазвонил мобильный. Томми немедля поднес трубку к уху.

— Где ты, черт побери? — Он зашел в ванную, закрыл за собой дверь и сел на унитаз. — Что происходит? Почему ты не отвечал по мобильному?

— Слушай меня. — Голос Микаеля звучал твердо и решительно. — Сначала скажи, где находишься ты.

— Я… у Ширы, — тихо сказал Томми, чтобы в квартире не услышали. — Черт, Микаель, что происходит?

— Полицейские с тобой говорили?

— Нет. Но мы в розыске. Они думают, мы убили Стиана Мидтгорда. Дурдом!

— Как раз полиция не самая главная наша проблема, — сказал Микаель. — С нами решили разобраться.

— Ты о чем? — Голос у Томми дрожал.

— А ты как думаешь? Почему в Джидде нас потащили на допрос? Они заподозрили, что мы финансируем террористов, Томми. Когда мы с тобой сидели в кафе «Фрёлих», мне позвонил приятель из Лиссабона, из головной конторы. Принц Ясир совершенно уверен, что именно мы двое стоим за всем этим. Я тогда сразу перезвонил Трине и узнал, что полиция опустошает наш офис. И дал деру. У них тут в Осло есть свои люди, которые охотятся на нас. Ищут нас в эту самую секунду. Мы в смертельной опасности, Томми.

  95