64  

– Пусть помоются, – захихикал он. – При соединении с водой мой состав становится краской. Как тебе понравятся зеленые торы? Такого наверняка еще никто не видел. А запах так просто смыть не удастся. Как и краску.

– А ты не перестарался? – с тревогой спросил я.

– Я? Конечно, нет. Я еще только начал. Это начальный этап низведения. А вот это – второй.

Неожиданно воздух наполнился пронзительным воем.

– Внимание!!! – на полную громкость завопил динамик. – Космическая тревога!!! Планету атакуют неизвестные корабли. Внимание!!! Космическая тревога!!!

Мои конвоиры, подхватив меня под руки, опрометью бросились в космопорт, впихнули в машину и на полной скорости, игнорируя все знаки, помчались куда-то.

– Я проник во всепланетную информационную сеть, – довольно сообщил Мушкетер. – Конечно, никто планету не атакует. Она на фиг никому не нужна.

Я ничуть не сомневался, что для Мушкетера проникнуть в любую сеть, тем более сеть пограничной планеты, пара пустяков. С его-то возможностями.

По дороге я мог наблюдать панику во всей красе. Люди неслись по улице непонятно куда. Были видны следы экстренно стартующих перехватчиков. Я наблюдал даже старт пары крейсеров. Непередаваемое зрелище – старт в экстренном режиме. Один из этих крейсеров протаранил смотровую башню. Я искренне понадеялся, что на ней в тот момент никого не было. Впрочем, скорее всего так оно и было. Во всей этой катавасии людям было не до любования пейзажем.

– Знаешь, – сообщил мне Мушкетер. – Я бы сейчас смог заставить систему местной космической обороны посчитать все корабли на орбите врагами.

– Не стоит, – поспешно вмешался я. – Ты представляешь, что тогда начнется?

– Да ничего. Они просто отключат автоматику. Ну, может, стартует парочка ракет, но вряд ли они будут опасны для флота.

– Да? – И тут я сообразил, что Мушкетер совершенно прав. Как же я забыл спецификацию защитных комплексов планет? А ведь это мне говорили. Просто не пользовался этими знаниями, вот и забыл. Едва поняв, что компьютеры комплексов вдруг почему-то сочли все корабли врагами, люди просто отключат их.

– Этого не стоит делать по другой причине. Самая главная та, что это не впишется в низведении…

Я тихо зарычал, пообещав себе, что когда доберусь до яхты, то выскажу Мушкетеру все, что о нем думаю.

– …ну и менее важная причина та, что это излишне насторожит военных. Они поймут, что против них действуют диверсанты. Введут военное положение. Одно дело чья-то дурацкая шутка с объявлением космической опасности, и совсем другое – проникновение в оборонительную сеть. А вся эта тревога помешает тебе бежать в случае необходимости.

Вот это была все же более весомая причина по сравнению с первой. Я печально вздохнул и приготовился к представлению а-ля Карлсон. Что там еще придумает Мушкетер, мне было даже страшно представить.

Глава 6

Меня впихнули в довольно просторное помещение. Вот только все окна в этом помещении оказались зарешеченными. В этом же помещении собрали еще множество представителей других рас, отчего оно стало немного менее просторным. Я поспешно ухватился рукой за фитопереводчик. Еще не хватало потерять его здесь. Как тогда общаться со всеми этими людьми? Ладно еще торы его не конфисковали. Похоже, заключенных они не опасались, иначе обязательно лишили бы их этого средства общения.

Я поправил переводчик, тонкой полоской охватывающий мою шею. Потом огляделся. Похоже, торы собрали здесь всех инопланетян, которым не посчастливилось оказаться на этой планете. Сквозь решетки я видел еще несколько помещений, также заполненных инопланетянами.

Кто-то ухватил меня за руку.

– Скажите, что там происходит? Почему нас всех посадили сюда? Я профессор, приехал специально, чтобы изучить уникальный симбиоз трехты люпена и авиербиля декалского. Вы представляете, подобного симбиоза растения и животного нет нигде в галактике! Это уникальное явление! Меня специально направил наш институт, а тут…

Я старательно пытался понять, чего от меня хочет этот человек. Я не знал ни трехтов, ни люпенов. И совершенно не представлял их симбиоза друг с другом. Стараясь остаться вежливым, я осторожно освободился от хватки человека.

– Я не знаю, – печально сообщил я. – Меня самого схватили, когда я пытался улететь с планеты.

Разочарованный профессор отстал. Я же двинулся в самый дальний угол, провожаемый равнодушными взглядами разных существ. Однако угол был занят. Там располагался некто, чью расу я вспомнить не мог, хотя повидал немало. Впрочем, удивляться было нечему. Рас в галактике было столько, что всех их не увидишь за всю жизнь. В этом существе, чем-то напоминающем земных горилл, только без шерсти, меня больше всего поразили глаза, когда он посмотрел на меня. Эти глаза были совершенно безжизненными. Если все вокруг проявляли эмоции: боялись, тревожились, надеялись, верили, то этот человек был равнодушен. Равнодушен ко всему, в том числе и к своей судьбе. Это было настолько нереально, что я попытался просканировать его поглубже. Настроившись, я протянул мысленный щуп и попытался проникнуть внутрь. И тут же отшатнулся в ужасе. Кем бы ни был этот человек, но он был мертв. Нет, мертв не напрямую. Он дышал, ел, ходил, но разум был холоден и в нем была пустота. Так бывает только у трупов. Или у тех, кому собственная судьба уже давно безразлична. Безразлична настолько, что они даже палец не поднимут, чтобы защититься, если на них кто нападет. Теперь понятно, почему он был равнодушен. Ему действительно было все равно. И если здание вдруг начнет рушиться, то он даже не пошевелится.

  64