6  

— Не может быть!

Вся делегация бросилась в соседний зал. И, едва переступив порог, Василий Григорьевич словно врос в пол всей своей крепкой фигурой. Нет, предчувствие еще никогда не обманывало его.

На задних лапах, раскрыв гигантскую пасть, перед ним стояло допотопное чудище невообразимых размеров!

БРОНТОЗАВРЫ, ИХТИОЗАВРЫ, ПАРЕЙАЗАВРЫ…

Скелет гигантского динозавра опирался на жёлтые позвонки хвоста и могучие кости задних лап. Поступь их и теперь была такой хищной и тяжёлой, а продолговатый череп с громадными зубами смотрел из-под потолка так, что казалось, гигант и сейчас готов сорваться с места и броситься на жертву.

Маленькие, как у ящерки, передние лапы ненужно болтались высоко под рёбрами, чуть не у потолка, но мощные зубы готовы были терзать добычу. Оставалось только настичь и придавить её когтистой лапой!

— Тираннозавр! — почти шёпотом сказал Василий Григорьевич и обошёл вокруг постамента. — Настоящий тираннозавр!

— Настоящий! — подтвердил Церендорж. — Их раскапывают здесь, в Монголии…

— Экспедиция Ефремова! — вспомнил Коля.

— Да… — сказал Василий Григорьевич. — Да! — И перед его глазами замелькали буксующие в пустыне автомобили экспедиций, летящие навстречу жгучие пески, учёные, вырубающие из окаменелых пород гигантские кости.

Он давно, как о самом фантастическом плавании, мечтал о такой экспедиции. Много раз мальчишкой перечитывал он всё, что можно было найти в тихой библиотеке маленького степного городка. Вечерами крохотное пламя коптилки в холодной комнате высвечивало вдруг ошеломляющую историю Земли. Хотелось самому пройти по дальним пескам, прикоснуться к этим костям, словно окунуться в древние моря и ступить на берег, где бродили и плавали эти диковинные гиганты.

И не отправься он однажды в дальний рейс матросом, наверняка гораздо раньше добрался бы до этих мест.

— Тираннозавры… Это же здесь! — повторил он.

— Не только тираннозавры. — с достоинством сказал Церендорж. — Есть ихтиозавры, есть бронтозавры, есть парейазавры, — и он стал загибать один за другим смуглые пальцы, будто перечислял животных из своего стада.

— Так чего же думать! Это же здесь! — сказал Василий Григорьевич. Просторы Монголии начинались за окнами. Лицо его заострилось, как у пилота, вышедшего на цель.

Людмила Ивановна покосилась в его сторону с настороженным любопытством. А Коля улыбнулся, и в его добрых глазах возник вопрос:

— А если там побывать?

— А что?! — мгновенно откликнулся Генка. — При современной технике! — И повернулся к Людмиле Ивановне: — Нам ведь предлагают поездку? Так надо принять решение!

Людмила Ивановна посмотрела на Генку с каким-то озорным вниманием: дело принимало неожиданный оборот.

— Едем к динозаврам!

Церендорж, поджав губы, захихикал, и глаза его от удивления описали круг.

— Но это — Гоби! — сказал он.

— Ну и отлично! — воскликнул Генка. — Пески! Смерчи! Барханы!

Щёки его зарумянились, зеленоватые глаза горели. Маленький, крепкий, он остановился напротив могучего ящера, будто бросал ему вызов. Тираннозавр, покачивая передними лапами, казалось, тоже с изумлением смотрел сверху на него и на всю эту взбалмошную делегацию. Из всех углов плезиозавры, парейазавры, терозавры разных пород потянули с картин к ребятам длинные шеи и удивлённые головы.

Людмила Ивановна встала по стойке смирно, в глазах её замелькали сомнения, опасения, возражения — это же Гоби! — и, поколебавшись, она выставила вперёд ладонь:

— Это невозможно!

— Почему? — усмехнулся Генка. — Ничего невозможного!

— А как же встречи с пионерами? А путешествие по дорогам боевой славы?

— Но можно пойти и по следам научной! — нашёлся Генка. — Голосуем? — Он повернулся к Светке: — Ты как?

— А почему я должна быть против? — сказала Светка. — Разве кто-нибудь из Еревана был у динозавров? Никто.

— А ты? — он посмотрел на Колю.

— А что я? — Коля, улыбаясь, ждал, как в школе: что скажут. Но тут мнения разделялись, и Коля немного виновато сказал: — Я хочу к динозаврам…

— В Гоби! — крикнул Генка, будто победил в новой олимпиаде.

Василий Григорьевич резко повернулся к Церендоржу:

— Ну что?

— Но ведь вы не с нами? — с усмешкой вспомнила вдруг Людмила Ивановна. — Вам теперь в другую сторону?

  6