67  

Тогда Арно пошел напролом и прямо предложил Де Соле продать акции компании. Арно давал за акции цену ниже их реальной стоимости. И великодушно пообещал Де Соле повысить ему зарплату, если тот перестанет упрямиться.

Но на этот раз иезуитский метод Арно дал сбой: Де Соле от «щедрого» предложения отказался.

Арно был разочарован, обижен, оскорблен (а по словам его жены, ужаснее, чем разочарованный Бернар, нет ничего на свете). Арно подал на Де Соле судебный иск с обвинениями в недобросовестном управлении компанией.

В ответ Де Соле собрал команду высококлассных юристов и финансистов с Уолл-стрит и начал операцию по размыванию доли Арно в компании. В результате выпуска новых акций доля Арно снизилась в два раза. Но Арно не унывал: у него в запасе были новые доказательства «подрывной» деятельности Де Соле на посту президента «Gucci». Ну а если бы давление не подействовало, Арно собирался сделать Де Соле новое «выгодное» предложение о покупке акций… На своем дне рождения Арно предвкушал скорую победу. Но оказался в дураках.

В день запланированной встречи с Де Соле, 9 марта, Арно получил чрезвычайно неприятное сообщение. Де Соле продал 40 % акций «Gucci» давнему конкуренту Бернара Арно – французскому бизнесмену Франсуа Пино (Franзois Pinault)! Это был удар ниже пояса. Арно впервые почувствовал себя в шкуре акционера, которого оставили ни с чем. Он долго не мог смириться с поражением, отстаивая свои интересы в судах. Но его старания не увенчались успехом.

Свою неудачу с «Gucci» Арно впоследствии компенсировал покупкой контрольного пакета акций другой знаменитой итальянской компании – «Fendi», куда он вошел в союзе с «Prada». Но и это, похоже, не окупило «нравственных страданий» чувствительного Бернара Арно. Чтобы поквитаться с Пино, он даже попытался делать приобретения в сфере медиабизнеса, где у Франсуа Пино традиционно были свои интересы. Арно купил французскую газету « La Tribune », приобрел пакет акций телеканала «TF1» и даже начал делать крупные инвестиции в Интернет. Но в итоге благоразумие и самолюбие возобладали.

Я не знаю, что будет с Интернетом через сто лет, но я точно знаю, что люди по прежнему будут пить шампанское «Dom Peґrignon», – гордо заявил Арно журналистам, спорившим о том, как скоро он станет жалко выбрасывать деньги, чтобы доказывать свое превосходство над конкурентом.

Хотя в сущности Арно уже и не нужно ничего доказывать. Его власть и могущество измеряются даже не деньгами, а его влиянием на сотни миллионов людей, которые носят одежду, украшения и аксессуары, введенные им в моду, пьют его вина и соизмеряют свой статус с теми стандартами, что диктует Арно… Это перечисление можно продолжать. Впрочем, сам Арно не любит пространных рассуждений. Для него и так все очевидно. Когда госсекретарь США Кондолиза Райс заказывает у Арно набор белых, кремовых и черных сумочек к вечерним платьям и одну классическую, бежевую, к деловому костюму, а также белые перчатки от «Dior», Король Роскоши может с полным на то основанием утверждать, что мировая политика делается не просто в перчатках, а в ЕГО перчатках.

25 миллиардов долларов

Лоуренс Эллисон

Lawrence Joseph Ellison

Лоуренс Джозеф (чаще именуемый просто Ларри) Эллисон, 58-летний основатель и бессменный глава корпорации «Oracle», вполне заслуженно имеет репутацию одного из самых ярких и неординарных людей в компьютерной индустрии. Баснословно богатый миллиардер и рисковый яхтсмен, блестящий оратор и пилот реактивных самолетов, самое же главное – на редкость удачливый бизнесмен, привыкший решительно и нередко весьма жесткими методами добиваться поставленных целей. Вся эта харизматическая аура лидера «Oracle», однако, окрашена и еще одним своеобразным оттенком – очень многие из хлестких речей и оценок Эллисона в деловом мире уже давно принято воспринимать не особо всерьез, скорее как скетчи едкого и необычайно богатого светского шута: «А-а, ну это же Ларри сказал…»

Эта характеристика Лоуренса Эллисона, данная американским журналом «CIO», наиболее точно передает удивительный контраст между солидной позицией на рынке программного обеспечения компании «Oracle» и отношением публики к ее экстравагантному хозяину Ларри Эллисону. Впрочем, сам Ларри ничего удивительно в этом не видит. Моя жизнь – сплошное противоречие, – признается он. – Пьеса, в которой сценарий меняется по ходу действия…


Действительно, с самого начала жизнь Лоуренса Эллисона похожа на драму. Когда Ларри появился на свет в августе 1944 года, его матери едва исполнилось 19 лет. Мать Ларри считала, что жизнь дается человеку для удовольствия. В поисках удовольствий она проводила время с мужчинами в барах и танцевальных клубах. Ребенок никак не входил в ее жизненные планы. К тому же молодая мамаша решительно не могла сказать, кто же был отцом малыша. Никто из многочисленных ухажеров и приятелей не торопился признавать сына. Поэтому когда на горизонте показался состоятельный кавалер из числа тех, которые зарабатывали неплохие деньги, занимаясь непонятно чем, в основном проводя время в ресторанах и клубах, молодая мать сразу же откликнулась на его предложение ехать в Калифорнию. Сборы не заняли много времени: уложив в купленный кавалером чемодан две пары туфель, несколько платьев, чулки и флакон духов, мать Ларри оставила сына своей тетке Лилиан и укатила на другой конец страны… Мальчику на тот момент исполнилось 9 месяцев.

  67