23  

— Я не террорист и не похититель. Я просто хочу продолжать наши… прогулки.

Маделин раскрыла рот. Он спятил? Разумеется, спятил, раз считает себя принцем.

— Ты хочешь и дальше быть моим гидом?

— Я бы предпочел остаться твоим спутником и любовником до конца наших каникул.

Этот мужчина сошел с ума!

— Я не занимаюсь сексом по принуждению.

Дэймон выпрямился и надменно поднял голову. В этот момент он действительно был похож на монарха.

— Я не насильник и не вымогатель. Ты вернешься в мою постель, но только потому, что сама захочешь меня, как хотела прошлой ночью.

Как низко с его стороны напоминать об этом!

— Этого не случится!

— Может, заключим пари? — Один уголок его рта поднялся вверх.

Стук шагов по палубе и рев мотора избавили ее от необходимости отвечать. Это было весьма кстати, потому что она не могла придумать остроумный ответ. Маделин подошла к окну и увидела вдалеке пристань Монако. Если бы она могла выбраться из каюты и пройти мимо вооруженных головорезов, то, возможно, ей хватило бы сил доплыть до берега.

Пятнадцать минут спустя Маделин услышала голоса. На пристани было больше народа, чем вчера. Посмотрев в иллюминатор, Дэймон выругался.

— Папарацци и полиция. Должно быть, Айан вызвал помощь.

Полиция? Слава богу! Маделин прижала ладонь к груди.

Дэймон схватил ее за плечи и посмотрел ей в глаза.

— Когда мы сойдем на берег, ты будешь делать то, что я скажу. Я не хочу, чтобы тебя нечаянно ранили.

— А если я ослушаюсь?

— Я выдвину против тебя обвинения.

Черт побери, как долго он намерен продолжать этот фарс?

Все, что ей сейчас нужно, это согласиться. Сразу же, как только покинет яхту, она начнет звать на помощь, но он не должен об этом знать. Она пожалуется на него властям и убедит Винсента Рейнара выгнать этого самозванца из отеля. Она с удовольствием будет наблюдать за тем, как полиция Монако потащит его в наручниках.

— Хорошо. Я сделаю все, что ты скажешь, — солгала Маделин со спокойным видом.

— Следуй за мной и не ничего говори, чтобы не скомпрометировать себя.

«Скомпрометировать себя»? Ну и наглец!

Открыв дверь каюты, Дэймон что-то сказал по-французски. Маделин пролезла под его рукой и побежала к люку, но внезапно остановилась, обнаружив, что в камбузе были люди.

Шестеро вооруженных полицейских. Отдавая приказы, которых она не понимала, они с угрожающим видом приближались к ней. Попятившись назад, Маделин натолкнулась на Дэймона.

— По-английски, пожалуйста. — Дэймон положил руку ей на плечо, словно они были друзьями или любовниками. — Мадемуазель Спенсер не говорит по-французски. Опустите пистолеты. Она не вооружена.

— Мадемуазель Спенсер, вы арестованы за нападение на принца Доминика, — сказал один из полицейских.

Маделин раскрыла рот.

— Я? А как же он и его головорезы? Они похитили меня!

Двое мужчин хотели ее схватить, но Дэймон остановил их, выставив вперед руку.

— Простите за то, что отнял у вас время. Мои телохранители ошиблись. Это было не нападение, — он посмотрел в глаза Маделин, — а любовная игра.

Он подкрепил эту ложь, поцеловав ее в кончик носа. Маделин густо покраснела.

— Это не…

— Маделин. — Дэймон легонько тряхнул ее. — Игра закончена. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя арестовали, правда?

Она перевела взгляд с Дэймона на полицейских, и у нее внутри все оборвалось. Эти суровые парни с пистолетами и наручниками не притворялись.

И Дэймон — Доминик — тоже.

Маделин обратилась к молодому офицеру, стоящему ближе всех.

— Он действительно принц?

Тот изумленно уставился на нее.

— Да, мадемуазель. Принц Доминик — почетный гость Монако.

Ничего себе!

— Дайте нам несколько минут, чтобы собрать вещи. — Слова Дэймона прозвучали, скорее, как приказ, нежели просьба. — Я буду очень признателен, если вы поможете нам прорваться сквозь толпу папарацци.

— Конечно, ваше высочество. Мы будем рады вам услужить, — ответил мужчина, которого, судя по нагрудному жетону, звали инспектор Руссо.

Не сказав больше ни слова, Маделин позволила Дэймону отвести ее назад в каюту. Она зажмурилась и стиснула зубы, чтобы не застонать.

Черт побери, она действительно покушалась на жизнь члена королевской семьи!

Это не входило в ее планы на отпуск.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Полагаю, одних извинений будет мало? — еле слышно спросила Маделин Дэйм… принца Доминика. Оглянувшись, она посмотрела на полицейских, стоящих снаружи у двери.

  23