45  

– Откуда у тебя столько сведений? – хмуро спросил Дар.

– Разве ты не помнишь, как я еще в школе готовился стать биржевым маклером? – Герасим заулыбался, те давнишние времена вызывали приятные эмоции. – В моем тогдашнем представлении биржа – это огромные толпы брокеров, непрерывный шум, переговоры только знаками. В сущности, я правильно представлял классическую биржу, как, например, в Нью-Йорке. Я готовился к такой работе, поэтому учился читать по губам, слушать нескольких человек одновременно. Ты разве не помнишь, как с друзьями помогал мне?

– Помню, – улыбнулся и Дар. – Мы становились вокруг тебя, читали из разных книг абзацы, а ты потом пересказывал. Ты стал, кем хотел.

– Только биржа теперь, к сожалению, другая, электронная, на ней мои умения не нужны. Но они пригодились. Я по артикуляции читаю, как глухонемой, умею слушать нескольких человек разом. Последние дни специально хожу по тусовкам наших грандов. То на бильярде поиграю, то в карты перекинусь, то у рулетки посижу, а все эти места посещает самый разношерстный народ. Ну, еще у меня есть кое-какие знакомства. Не бойтесь, выяснял я осторожно. Ведь слухи все равно просачиваются, а слухов море.

– Почему ты считаешь, что мы все на крючке? – вернулся к более важной теме Дар.

Зазвонил мобильник, Вий отошел к окну, поднес трубку к уху:

– Да, я. Ну, уцелело хоть что-нибудь? Вот уроды! А видаки?

Герасим подскочил к нему и вырвал телефон.

Глава 13

Оголодавшая, отощавшая, измученная Марьяна через каждые сто метров останавливалась отдышаться. Билет у нее в кармане, поезд местного формирования, вот-вот его подадут. Она отерла платком липкий пот, ведь только сегодня удалось съесть без последствий салатик, картофельное пюре и выпить сок. Марьяна уж думала: все, пришел конец. Ан нет, сумка с деньгами не дала умереть! Перебирая пачки, Марьяна страстно хотела жить и заставляла себя перебороть недуг. Едва она встала на ноги, почувствовав себя более или менее сносно, сразу же поехала на вокзал и купила билет до Москвы, а там... Ух и заживет же она! Богатая, свободная, молодая...

Подошел поезд. Вагон СВ. Марьяна суетливо рассовала багаж, устала чертовски. Выпив минеральной воды, снова отерла пот с лица и шеи, выглянула в окно и снова не удержалась от желчных слов, предназначенных покойному мужу:

– Как я тебя уделала, а? Думал, сильнее меня? Ха! Если тебя еще не закопали, чтоб ты в морге головой о все железки бился. Ха-ха-ха! Ой, хоть бы одной ехать.

Она взглянула на часы – до отправления осталось пятнадцать минут. Марьяна принялась вытаскивать продукты: бананчики, апельсинчики, придется на диете посидеть.

– Разрешите? – Заглянул в купе мужчина.

Не дождавшись разрешения, к неудовольствию Марьяны, вошел мужчина. Довольно импозантный, какие давно вымерли, как динозавры, а встречаются в кино, книгах и в мечтах. Сейчас в основном два вида мужиков распространены: Фисуны с бабками и огромным слоем жира по всей площади тела либо без бабок, без жира, но с хорошими манерами. Всякая шушера вообще не в счет. На данный момент мужики виделись Марьяне биороботами с некоторыми внешними различиями, и она приняла единственно мудрое решение: любить себя, ненаглядную, поэтому не была расположена к знакомству и отвернулась к окну. «Вот дура, – подумала, – надо было купить все купе целиком, ехала б одна сейчас». При умопомрачительном богатстве у Марьяны осталась психология дочки дешевенькой портнихи.

Мужчина снял верхнюю одежду, сел напротив, закинул ногу на ногу, скрестил на груди руки. Марьяна все же искоса наблюдала за попутчиком. Хорош, ничего не скажешь, годик назад она с удовольствием прокатилась бы с ним на Багамы. Исключительно за его счет, естественно. Зевнув, она прикрыла веки, мечтая поскорее лечь. И вдруг в этой почти идиллической обстановке, сулившей сначала небольшое путешествие, а после насыщенную и красочную жизнь, тихий голос прозвучал, как грозный раскат грома:

– За что вы убили Елецкого?

Марьяна распахнула глаза и всмотрелась в красивое лицо с короткой бородкой. Что это было? Кто произнес совершенно дикую фразу? Или она услышала ее в своем воображении? Не отошла ведь после болезни, мало ли, может, у нее начались галюники...

– Радий Елецкий привез вам автоген, чтобы вскрыть сейф...

Марьяна слегка подалась корпусом к мужчине, так как не верила, что это говорит он. Она хотела убедиться – шевелятся его губы или... Шевелятся! Значит, он! Одновременно слушала его:

  45