54  

Похоже, мы недооценили его предусмотрительность и умение строить планы, помня о каждой мелочи. Можно подумать, что в промежутках между похищениями он занимается только тем, что тщательно разрабатывает очередное преступление. Неужели он знаком со своими жертвами? Неужели выбирает их заранее, еще до наступления половой зрелости? А вдруг он уже давно все наметил и распланировал, составил таблицу с аккуратными столбцами — имя, дата рождения, адрес, школа, вероисповедание, расовая принадлежность, привычки? Он наверняка наблюдал за девочками — ведь ему было известно, что у Франсины слабый мочевой пузырь. Учитель-почасовик с прекрасной репутацией и лучшими рекомендациями, работающий сразу в нескольких школах? Этой версией надо заняться немедленно».

— Как думаешь, он оставил куртку, чтобы подразнить нас, или Франсина ухитрилась спрятать ее в мат? — спросил Кармайн у Патрика, наблюдая, как Пол бережно укладывает плотную куртку в пакет.

— По-моему, это сделала Франсина, — ответил Патрик. — Он наглец, но, оставив куртку, выдал бы одну из своих хитростей. До сих пор мы были убеждены, что похищенных девочек немедленно увозили с места преступления. Так зачем объяснять нам, что он не всегда поступает подобным образом? По-моему, он старается заставить нас искать один и тот же луч света в одном туннеле. И вот что это значит, Кармайн: нельзя допустить, чтобы новое обстоятельство попало в прессу. Мальчику, который нашел куртку, можно доверять? А директору?

— Да, можно. Но как он заставил ее сидеть тихо в ящике, Патси?

— Одурманил чем-нибудь. Он слишком предусмотрителен, чтобы допустить ошибку, и вряд ли закрывал ей рот, прежде чем спрятать ее в душном, пропахшем потными матами ящике. Следов рвоты мы не нашли, но все люди разные, некоторых выворачивает по любому поводу. Будь у нее во рту кляп, она захлебнулась бы рвотой. Нет, так рисковать он не стал бы. Девочка представляет для него огромную ценность, ее похищение он планировал как минимум два месяца.

— Если мы найдем ее труп…

— Ты считаешь, что найти ее живой нам не светит?

Кармайн смерил кузена взглядом, который Патрик называл презрительно-строгим.

— Нет, живой мы ее не найдем. Мы не знаем, где искать, а там, где хотели бы поискать, не можем. Но когда мы найдем ее труп, — продолжал он, — приготовься изучить всю кожу под микроскопом. Где-то должен быть след укола: преступнику просто не хватило времени выбрать для него такое место на теле, где даже опытный патологоанатом не обнаружил бы крохотную точку. Но скорее всего он воспользовался самой тонкой иглой, к тому же вряд ли труп достанется нам целым.

— Пожалуй, — горько усмехнулся Патрик, — нужно бы взять в Хаге на время цейссовский микроскоп. По сравнению с ним мой — дерьмо.

— При нашем неограниченном бюджете ты мог бы заказать что-нибудь получше. Франсине он уже не поможет, но, думаю, ты найдешь ему применение.

— Что мне в тебе нравится, Кармайн, так это дерзость. Имей в виду, подписывать запросы я не буду — если что, распнут тебя.

— Да пошли они, — огрызнулся Кармайн. — Им не приходится смотреть в глаза несчастным родителям. И отрезанные головы им по ночам не снятся.

Глава 9

Пятница, 10 декабря 1965 г.


После похищения Франсины Мюррей прошло десять дней, но Рут Кайнтон старалась не вспоминать об этом страшном событии.

Даже среди зимы Рут Кайнтон предпочитала развешивать выстиранное белье во дворе, а не пользоваться домашней сушилкой. Нет ничего лучше сладкого и свежего запаха белья, принесенного с мороза. И кроме того, Рут подозревала, что кондиционеры, искусственные ароматизаторы и антистатики, рекламируемые по телевидению, — это часть правительственного заговора. Кожу законопослушных американцев пропитывают всякой химией, чтобы превратить их в зомби. Конгресс то и дело попирает чьи-нибудь права, защищая пьяниц, подонков и бандитов, так почему бы ему не вступить в сговор с производителями кондиционеров и дезодорантов?

Рут развешивала белье как полагается: каждую вещь набрасывала на веревку с нахлестом на уже висящую, чтобы слои ткани получались потолще, скрепляла их вместе одной прищепкой, потом перебрасывала через веревку следующую вещь — так и трудилась, вынимая прищепки изо рта и приготовив запас в кармане передника. Таким образом прищепок требовалось вдвое меньше, белье висело так плотно, что веревки не было видно. Закончив, она подставила длинную, раздвоенную на конце жердь под веревку, чтобы та не провисала. Сегодняшний день хорош, холодно в меру, так что белье не замерзнет. Несмотря на всю любовь к чистоте и свежести, Рут терпеть не могла возню с промороженным намертво бельем.

  54