1  

Алекс Вуд

Охота на охотника

1

– …Ну вот. А потом муженек умер и оставил Эмили приличное состояние.

– Очень удобно.

– Не язви. Она очаровательная женщина, и многие в Нью-Йорке были бы счастливы получить приглашение на ее вечер.

– Терпеть не могу этих великосветских дамочек!

– Ты совсем одичал в своих джунглях. Даже страшно тебя к Эмили везти.

– А ты не вези. Останови машину, я сойду где-нибудь.

– Ну-ну, Даррен, обойдемся без крайностей. Если хочешь знать, сегодняшний прием Эмили посвящен исключительно тебе. Спешите видеть – впервые в салоне Эмили Маверик знаменитый исследователь и охотник Даррен Уолш!

Тут говоривший от души рассмеялся, правда, бросив при этом настороженный взгляд на своего собеседника.

Даррен Уолш, путешественник, ученый, бесстрашный охотник, действительно был гвоздем сезона этой нью-йоркской осенью. О нем писали газеты и говорили во всех салонах. С ним многие мечтали познакомиться, но нелюдимость Уолша делала это практически невозможным. Он ненавидел давать интервью, а так называемого светского общества избегал как огня.

Элу Ларреби повезло – он был, пожалуй, единственным человеком в городе, который был близко знаком со знаменитостью. Более того, Даррен Уолш к нему хорошо относился. Только поэтому Ларреби удалось уговорить Даррена посетить салон миссис Маверик. На приемах прелестной вдовы собирались все сливки общества, и появление Даррена Уолша должно было произвести сенсацию.

– Кошмар, – проворчал Даррен. – Ты везешь меня показывать, словно дрессированную обезьяну.

– Хуже, – вздохнул Эл и очень тихо добавил: – Как недрессированную…


Дом Эмили Маверик находился там, где и полагается быть дому молодой богатой вдовы – в фешенебельном районе Нью-Йорка. Белоснежный особняк был окружен небольшим садом и надежной двухметровой оградой; к главному входу вела широкая, посыпанная золотистым песком дорожка. Многочисленные знакомые Эмили в один голос говорили, что особняк полностью преобразился после смерти мистера Маверика. Скупой муж не давал талантам Эмили развернуться в полную силу, и мало кто бывал у них в гостях. Но после того как мистер Маверик отошел в мир иной и Эмили в положенный срок сняла траурное платье, двери ее дома распахнулись для лучших людей Нью-Йорка.

Салон Эмили Маверик быстро приобрел известность. К ней приходили художники и политики, драматурги и поэты, скрипачи и биржевые маклеры. Не проходило и недели, чтобы о салоне миссис Маверик не упомянула та или иная нью-йоркская газета. К Эмили было принято прислушиваться. Эмили задавала тон. Эмили была известна в Нью-Йорке не меньше, чем ее именитые гости.

Одним словом, лишь грубиян вроде Даррена Уолша, совершенно одичавший в амазонских джунглях, мог не испытывать трепета при мысли о том, что он приглашен на прием самой Эмили Маверик.


К особняку миссис Маверик Эл и Даррен подкатили ровно на час позднее назначенного времени.

– Ты – главное блюдо на этом приеме, – беспечно заявил Эл, когда Даррен обратил его внимание на их опоздание. – Тебе не годится приезжать раньше всех.

Это легкомысленное замечание только разозлило Даррена, и он вошел в просторный холл дома в самом мрачном настроении. Действительность превзошла его худшие ожидания. Холл был украшен искусственными лианами и пальмами. У правой стены была устроена большая клетка, где несколько крупных попугаев хвастали друг перед другом своим ярким оперением. На шее величественного седовласого дворецкого, который открыл им дверь, и то красовался венок из искусственных цветов.

Впрочем, нужно отдать справедливость хозяйке особняка – все имитации растительного мира были выполнены с большим вкусом. Эл одобрительно зачмокал губами, когда увидел, что ковер на лестнице напоминает цветом растительный покров в жарких тропических джунглях.

– Эмили большая выдумщица, – шепнул он Даррену. – И вкус у нее отличный.

Охотник хмурился. В отличие от Ларреби, у него затея хозяйки сразу вызвала отвращение. Для чего, интересно, приготовлены эти роскошные декорации? Чтобы он чувствовал себя «как дома»?

– Даррен, хватит дуться, – пихнул его локтем в бок Эл. – Побудь хоть раз в пять лет цивилизованным человеком.

Мужчины поднялись на второй этаж по широкой мраморной лестнице. Там, на небольшой площадке перед бальным залом, двери которого были распахнуты настежь, тоже стояли пальмы и аквариум с маленьким крокодильчиком. Даррен недовольно поморщился.

  1