1  

Дэй Леклер

Рыжеволосая бестия

ПРОЛОГ

Николо Данте мучили дурные предчувствия. Ему казалось, что он скоро женится. Мысль о женитьбе приводила Николо в ужас, и он бежал от нее, как бегут от стихийного бедствия.

Некоторые мужчины видели в браке определенную неизбежность. Северо и Марко, братья Николо, в конце концов, подчинились этой неизбежности, и пошли под венец, как агнцы на заклание. Но у Николо и без того в жизни было достаточно проблем. И самую серьезную из них звали Кайли О'Дел.

– Необходимо, чтобы ты разобрался со всем этим, – проинструктировал Ника его старший брат, Северо. – Документы, которые обнаружила Кейтлин, подтверждают то, что у этой женщины есть все права на часть нашего алмазного рудника.

И это действительно была серьезная проблема. Если Кайли О'Дел потребует свою долю, ювелирная империя Данте, совсем недавно оправившаяся после тяжелейшего кризиса и только что начавшая набирать обороты, снова затрещит по швам.

Рудник, о котором шла речь, – единственное в мире месторождение особых, так называемых огненных алмазов, а клан Данте на сегодняшний день – единственный в мире поставщик этих камушков. Все, начиная с королевских особ и заканчивая владельцем провинциальной ювелирной лавки, покупают огненные бриллианты у ювелирного дома Данте. Николо помрачнел.

– Лучше бы наша дорогая невестка не совала свой нос во все эти старые бумаги. Они не принесли нам ничего, кроме неприятностей.

В ответ Северо только покачал головой:

– Судя по всему, ты понятия не имеешь, чем нам это может грозить.

– Возможно, я как раз единственный, кто все понимает.

Николо уселся на письменный стол брата.

– Продолжай раскапывать это дело. Твоя избранница будет в восторге от тебя, когда Инферно сведет вас.

Северо скрестил руки на груди.

– Забудь об Инферно, – отмахнулся Николо. – Насколько мне известно, это родовое проклятие…

– Благословение, – мягко поправил его старший брат.

– Благословение? – с недоверием переспросил Николо. – По-моему, это больше смахивает на инфекцию.

Склонив голову набок, Северо задумался.

– Интересная аналогия, однако, я бы сказал, что Инферно навеки соединяет жизни двух людей.

Николо совсем не понравилось то, что он услышал. Он предпочел бы оставить выбор за собой. В семье Данте у него была репутация человека, способного разрешить любую проблему, а это требовало внутренней свободы. Перспектива потерять над собой контроль не привлекала Николо, а Инферно действовало именно так. Для Николо это означало: потерять власть над ситуацией, а значит, утратить и свою силу.

– Что ж, будем надеяться на то, что Инферно не затронет меня, – тихо произнес Николо. – А теперь скажи-ка, что тебе удалось узнать об этой Кайли О'Дел?

– Ничего, – коротко ответил Северо.

Ник сдвинул брови:

– Что ты хочешь этим сказать?

– С тех пор как вопрос о том, кто же на самом деле является настоящим владельцем алмазного рудника, начали муссировать в «Снитче»…

– Опять этот мерзкий желтый журнальчик…

– По-видимому, эта О'Дел читает подобные журналы. – Глаза Северо на мгновение вспыхнули и тут же погасли. – Она потребовала встречи для того, чтобы обсудить вопрос. На эту встречу пойдешь ты, Ник. К сожалению, не было возможности раздобыть информацию о ее прошлом. По крайней мере пока у нас на нее ничего нет.

Николо с ужасом посмотрел на брата:

– Ты хочешь, чтобы я провел встречу вслепую?

– У нас нет выбора. Просто выслушай ее для начала. Наш дед Примо честно приобрел этот рудник. Попытайся выяснить, почему ее семья после стольких лет считает, что у нее есть права на часть рудника. Потом постарайся успокоить мисс О'Дел, а мы тем временем наймем сыщиков, чтобы все расследовать. – На лице Северо появилась свирепая мина. – Надеюсь, мне не нужно объяснять тебе, как много мы потеряем, если Кайли О'Дел докажет свои права.

– Империя Данте пойдет на дно, – угрюмо пробормотал Николо.

Сев кивнул:

– Все, что удалось восстановить за последнее десятилетие, превратится в прах. Нам необходимо выяснить, на каком основании эта О'Дел считает себя вправе требовать от нас часть прибыли. Чтобы выждать время, нам нужно как-то успокоить ее.

Взгляд Николо стал решительным.

– Этим я и займусь, – коротко произнес он.

– Ник, – остановил его брат.

– Я понимаю, как это важно.

Николо посмотрел Северо в глаза. Возможно, это была самая деликатная задача, которая когда-либо стояла перед ним. И самая трудная одновременно.

  1