153  

– В доме есть компьютер?

– Да, мэм. В кабинете.

– Проводите меня.

Вслед за Симкинсом Сато проследовала из прихожей в гостиную. Ковер был весь усыпан осколками стекла из выбитого окна. Миновав камин, большое полотно на стене и несколько стеллажей с книгами, Сато и Симкинс вошли в кабинет. Посреди отделанной деревянными панелями комнаты стоял антикварный стол с большим монитором. Сато обогнула его и, посмотрев на экран, досадливо нахмурилась, чертыхаясь себе под нос.

Симкинс, подойдя к ней, тоже взглянул на экран. Он был темным.

– Что-то не так?

Сато кивнула на пустую док-станцию рядом с монитором.

– Он пользуется ноутбуком. Прихватил его с собой.

Симкинсу от этого яснее не стало.

– Там какая-то информация, которую вы хотели бы увидеть?

– Нет, – мрачно ответила Сато. – Там информация, которую не должен видеть никто.


Кэтрин Соломон, лежа на каменном столе в подвале, слышала, как рокочет приземляющийся вертолет. До нее донесся звон бьющегося стекла, и над головой загрохотали тяжелые ботинки. Кэтрин попыталась позвать на помощь, но мешал кляп. Она не смогла издать ни звука. Чем больше она напрягала легкие, тем быстрее начинала струиться кровь по руке.

Дыхание перехватывало, в голове ощущался легкий звон.

Кэтрин осознавала, что нужно успокоиться. «Думай, шевели мозгами», – приказала она себе. Собрав волю в кулак, Кэтрин погрузилась в медитацию.


Роберт Лэнгдон плыл в бескрайней пустоте. Уцепиться взглядом было не за что, сколько он ни всматривался в бездну. Никакой опоры, никаких ориентиров.

Кромешная тьма. Мертвая тишина. Полный покой.

Даже силы тяжести нет, и непонятно, где верх, где низ.

Тело исчезло.

«Наверное, это смерть».

Время раздвигалось, растягивалось и сжималось, будто жило своей собственной жизнью. Лэнгдон потерял ему счет. Сколько прошло?

«Десять секунд? Десять минут? Десять дней?»

Внезапно, как звезды в далеких галактиках, начали вспыхивать воспоминания, накрывая Лэнгдона взрывной волной, катящейся по бескрайней пустоте.

Память Роберта Лэнгдона вдруг прояснилась. В мысли ворвалась череда картинок из прошлого – ярких и пугающих. Над ним нависает сплошь покрытое татуировками лицо. Мощные руки приподнимают его голову и с силой обрушивают затылком на твердый пол.

Взрыв боли… и темнота.

Серый свет.

Пульсация.

Обрывки воспоминаний. Его волочат в полубессознательном состоянии куда-то вниз, глубоко вниз. Похититель что-то бормочет.

«Verbum significatium… Verbum omnificum… Verbum perdo…»[10]

Глава 110

Директор Сато стояла в одиночестве в центре кабинета, дожидаясь, пока в отделе космической съемки ЦРУ обработают ее запрос. Одно из преимуществ работы в округе Колумбия – хорошее спутниковое покрытие. Возможно, судьба им улыбнется и подарит снимок дома, сделанный сегодня вечером с удачно расположившегося спутника, и на нем будет видно, в каком направлении отъезжал от дома автомобиль в течение последнего получаса.

– Сожалею, мэм, – отозвался сотрудник отдела. – Сегодня по этим координатам ничего нет. Будете посылать заявку на передислокацию спутника?

– Нет, спасибо. Уже поздно.

Повесив трубку, Сато озабоченно выдохнула, не представляя, как определить, куда направился объект. Она вышла в прихожую, где бойцы, запаковав тело Хартмана в мешок, несли его к вертолету. Симкинса, которому Сато приказала собирать всех и готовиться к возвращению в Лэнгли, она обнаружила в гостиной – и почему-то на четвереньках. Вид у него был такой, будто ему нездоровится.

– Что с вами?

Он поднял голову и посмотрел на Сато странным взглядом.

– Вы вот это видели? – Симкинс ткнул пальцем в пол.

Подойдя поближе, Сато присмотрелась к ковру и помотала головой, ничего особенного не разглядев.

– Присядьте на корточки, – подсказал Симкинс. – И посмотрите на ворс.

Сато послушно присела – и поняла, что он имеет в виду. Ворс оказался местами примятым… по ковру пролегли две параллельные колеи, будто по нему катили что-то тяжелое.

– Самое загадочное, – продолжал Симкинс, – это куда они ведут. – Он показал рукой.

Сато проследила взглядом две едва заметные параллели, пересекающие ковер. Следы упирались в огромное – от пола до потолка – полотно, висящее рядом с камином.

«Как такое может быть?»

Подойдя вплотную к картине, Симкинс попытался снять ее со стены. Ни в какую.

– Закреплена намертво, – доложил он, пробегая пальцами по краю рамы. – Постойте, тут внизу что-то есть. – Под нижней кромкой палец задел крошечный рычажок. Раздался щелчок.


  153