99  

– Это Уоррен Беллами, – раздался торопливый шепот друга и собрата по масонской ложе. – К сожалению, новости тревожные…


Кэтрин Соломон еще раз присмотрелась к получившейся таблице, пробуя осмыслить строчки заново. И перед ее глазами вдруг действительно возникло латинское слово. Jeova.

Она не учила латынь, однако слово было ей знакомо по древнееврейским текстам. Jeova. Иегова. Кэтрин продолжила изучать таблицу как текст и, к своему удивлению, поняла, что может прочитать текст с пирамиды целиком.

JEOVA SANCTUS UNUS

Значение она поняла сразу. В переводах древнееврейского Писания эта фраза встречалась на каждом шагу. В Торе еврейский бог фигурировал под разными именами – Иегова, Иешуа, Яхве, Сущий, Элохим – но латинские переводы во избежание путаницы свели все многообразие к единственной фразе: Jeova Sanctus Unus.

– Единый истинный Бог? – прошептала Кэтрин. Непохоже, что с помощью данной фразы можно будет найти брата. – Это и есть тайна пирамиды? Единый истинный Бог? Я думала, там будет карта…

Лэнгдон выглядел не менее озадаченным, азартный огонек в глазах погас.

– Расшифровка у нас верная, но почему-то…

– Похититель требовал назвать ему место! – Кэтрин заправила за ухо выбившуюся прядь волос. – И такой результат его явно не обрадует.

– Кэтрин… – Лэнгдон тяжело вздохнул. – Этого я и боялся. Мы весь вечер пытаемся пересадить мифы и аллегории на почву реальности. Возможно, эта надпись указывает местоположение метафорически, подразумевая, что истинный потенциал человека можно раскрыть лишь обретя единого истинного Бога.

– Но это же ерунда! – Кэтрин скрипнула зубами от досады. – Несколько поколений моей семьи берегли эту пирамиду как зеницу ока! Единый истинный Бог? И это все?! Вся тайна? Угроза национальной безопасности по мнению ЦРУ? Либо они врут, либо мы что-то упустили!

Лэнгдон, не споря, пожал плечами.

И тут у него зазвонил телефон.


В тесно заставленном кабинете среди древних томов сгорбился над столом старик, сжимая в скрюченных артритом пальцах телефонную трубку.

После гудков послышалось осторожное «Алло?», произнесенное глубоким, но неуверенным голосом.

– Мне передали, что вам нужно убежище… – прошептал старик.

На том конце провода послышалось изумление:

– А вы кто? Вас Уоррен Белл…

– Никаких имен! – оборвал старик. – Скажите, удалось сберечь вверенную вам карту?

Изумленное молчание.

– Да… но, похоже, зря старались. Ничего существенного мы там не нашли. Если это карта, то она скорее метафорическая…

– Нет-нет, это действительно карта, уверяю вас. И указывает на реально существующее место. Так что храните ее. Подчеркиваю, это крайне важно. За вами гонятся, однако, если сможете прибыть ко мне незамеченными, я вас укрою – и помогу найти ответы.

Собеседник молчал, видимо, в замешательстве.

– Друг мой, – осторожно подбирая слова, начал старик. – Я нахожусь в Риме, к северу от Тибра, и в приюте моем десять камней с горы Синай, еще один – прямо с небес и один – в образе темного отца Люка. Отыщешь мой приют?

После продолжительной паузы из трубки раздалось:

– Да, я знаю, где это.

Старик улыбнулся.

«Отлично, профессор, не подвел!»

– Жду вас как можно скорее. Только убедитесь, что нет слежки.

Глава 71

М алах стоял нагишом в облаке густого пара, заволакивающего душевую кабину. Смыв остатки спиртового раствора, он вернул телу чистоту и непорочность. Эвкалиптовая взвесь впитывалась в кожу, и поры раскрылись от жара. Самое время приступать к ритуалу.

Прежде всего Малах нанес на голову и все тело депиляционный крем поверх татуировок, убирая остатки растительности.

«Безволосыми были боги семи островов Гелиад».

Размягченную, податливую кожу он умастил маслом Абрамелина – священным маслом великих волхвов, – затем повернул переключатель душа влево до предела, и вода сделалась ледяной. Целую минуту Малах простоял под обжигающими струями, дожидаясь, пока поры закроются, сохранив в глубине тела жар и энергию. К тому же ледяной холод служил напоминанием о замерзшей реке, где началось его преображение.

Он дрожал, выходя из душа, однако уже через мгновение внутренний жар просочился сквозь плоть и согрел его. Внутри у Малаха полыхал огонь, словно в топке. Остановившись перед зеркалом, он залюбовался своим обнаженным телом… последний раз он видит себя простым смертным.

  99