1  

Мелани Милберн

Итальянская элегия

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Анна с ужасом посмотрела на лечащего врача своего сынишки.

– Вы хотите сказать, что он… может умереть?

Доктор был мрачен.

– Вашему сыну необходима индивидуальная страховка, иначе ему придется целый год дожидаться очереди на операцию.

– Но я не в состоянии оплатить индивидуальную страховку, – испуганно сказала Анна.

– Прекрасно понимаю, как нелегко приходится вам, одиноким матерям, – сочувственно произнес врач. – Но ничего не поделаешь. Операцию на сердце необходимо сделать, пока изменения не станут необратимыми. Если бы вам удалось собрать необходимую сумму с чьей-нибудь помощью, можно было бы добиться операции в течение месяца в Мельбурнском кардиологическом центре.

У Анны упало сердце. Ей с трудом удавалось наскрести денег, чтобы добираться до города, что уж там говорить об операции в одной из самых лучших клиник страны.

– А сколько… это может стоить? – спросила она.

Доктор назвал сумму, и Анна едва не упала со стула.

– Так много? – выдохнула она.

– Боюсь, что да. Сэмми придется пробыть в больнице как минимум десять дней, что значительно увеличивает стоимость. А в случае каких-то осложнений…

– Осложнений? – переспросила Анна, глотая подступивший к горлу ком.

– Мисс Стоктон, любая операция сопряжена с. риском. Операция на сердце трехлетнего ребенка чревата негативными последствиями. Может возникнуть инфекция, не говоря уже о побочных реакциях на лекарственные препараты. – Доктор закрыл лежащую на столе папку и улыбнулся Анне ободряющей улыбкой. – Советую вам обзвонить всех ваших друзей и родственников и найти кого-то, кто согласится оплатить ваши расходы.

Неслышно вздохнув, Анна встала. Родственников, помимо сестры, у нее практически не было, а что касается друзей…

Четыре года назад она вернулась из-за границы и меньше всего думала о том, чтобы обзавестись надежными друзьями. Тогда ей хотелось лишь одного: оказаться как можно дальше от семейства Вентресси.

Не проходило и дня, чтобы она не возвращалась мыслями к своему бывшему жениху Лючио и его брату Карло…

Нет!

Она отогнала от себя ужасные воспоминания о тех страшных обвинениях, которые и сейчас продолжали звучать в ее ушах.

Анне захотелось выпить чего-нибудь холодного. У нее был в запасе, по меньшей мере, час до того, когда она должна вернуться к маленькому сынишке и своей младшей сестре Джинни.

Заметив неподалеку кафе, она решительно направилась в его сторону. В горле у нее пересохло, дешевенькая блузка намокла от жары. Незанятым оказался только один столик в самом дальнем углу. В полумраке она заметила мужчину за соседним столиком только тогда, когда было уже слишком поздно. Взгляд его темно-шоколадных глаз был устремлен на нее.

Он поднялся с той томной грацией, которая отличала всех представителей мужской половины семейства Вентресси.

– Привет, Анна.

Его глубокий бархатный голос проникал в душу, будя воспоминания о том времени, когда жизнь, сулившая сплошное счастье, так внезапно и так страшно для нее перевернулась…

– Лючио…

– Можно к тебе присоединиться? – Он выдвинул стул и сел напротив, прежде чем она успела ответить. – Сколько же времени прошло? – Его взгляд скользнул по ней. – Три года? Четыре?

Его небрежный тон привел ее в совершенное смятение. Она могла бы назвать ему точное число дней, почти до минут. Могла бы слово в слово пересказать то, что он в гневе бросил ей в последний момент.

Анна вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза.

– Не помню. Это было так давно.

– Да, действительно давно. – Он внимательно всмотрелся в ее зардевшееся лицо. – Как ты? Выглядишь… измотанной.

– У меня все прекрасно, спасибо.

К столику подошла официантка. Лючио заказал большой бокал свежевыжатого апельсинового сока для Анны и ристретто[1] для себя.

Когда официантка отошла, Анна пристально посмотрела на вазочку со свежими цветами, стоявшую в середине стола, и спросила:

– Что привело тебя в Мельбурн?

– Кое-какие дела, – ответил он. – Корпорация Вентресси расширяется и охватывает теперь рынок и здесь, и в Сиднее. Растущий интерес к недвижимости работает в нашу пользу. Я приехал проинспектировать наше хозяйство.

Анна не могла отделаться от чувства, что он заодно инспектирует и ее.

Воспользовавшись тем, что официантка принесла заказанные напитки, Анна незаметно всмотрелась в его лицо.


  1