317  

Через некоторое время Ричард смог говорить.

– Может, я все-таки смогу иногда надевать что-нибудь из этих ваших нарядов.

Паша посмотрела на него заплаканными глазами:

– Может быть, мы пойдем сейчас поужинаем вместе с сестрами?

Он пожал плечами:

– Почему бы нет? Ты сама выбери, во что мне одеться. Я в нарядах не разбираюсь. – Он заставил себя улыбнуться. – Я ведь лесной проводник.

Ее лицо прояснилось.

– Тебе очень пойдет красный плащ.

– Почему обязательно красный?

Она коснулась эйджила, висевшего у него на шее.

– Нет, Ричард, не обязательно красный. Я только подумала, что он будет хорошо смотреться на твоих широких плечах.

Он вздохнул.

– Все равно у меня будет дурацкий вид.

– У тебя будет совсем не дурацкий вид, ты будешь красивым. – Она улыбнулась. – Все женщины будут глазеть на тебя. – Она взяла в руки эйджил. – Ричард, что это?

– Просто безделушка. Ты готова возвращаться домой? Думаю, что тебе действительно надо начать учить меня. Чем скорее ты меня научишь, тем скорее я смогу снять ошейник. И тогда мы оба будем счастливы: ты станешь сестрой Света, а я стану свободным.

Он обнял ее за плечи, а она его – за талию, и они пошли туда, где Ричард привязал Бонни.

Глава 53

На мосту, который вел во Дворец, под фонарем, их окружила большая группа юношей и молодых людей. Многие были в роскошных нарядах, некоторые – в скромных балахонах, и каждый носил на шее Рада-Хань. Все они набросились на них с вопросами. Правда ли, что Ричард убил мрисвиза? И какое оно из себя, это чудище? Каждый стремился познакомиться с Ричардом, и все упрашивали его вытащить из ножен меч и показать, как он уничтожил легендарного зверя.

Паша отвечала на вопросы наиболее настойчивого паренька:

– Да, Кип, это правда, что Ричард убил мрисвиза. Сестра Марена сейчас изучает его останки, и если она сочтет нужным, то все тебе расскажет. Пока же я могу только сказать, что это – настоящее страшилище. А теперь ступайте, скоро ужин.

Молодые люди были несколько разочарованы, но и то, что им удалось узнать, уже давало богатую пищу воображению. Возбужденно переговариваясь, они побежали во Дворец – поделиться новостью с друзьями.

Ричард отвел Бонни в конюшню, и они с Пашей снова пошли по залам и коридорам. На этот раз он пытался запомнить расположение комнат. Паша показала столовые для мальчиков и большой обеденный зал – для сестер и тех, что постарше. Потом она указала на красивую каменную стену за железными воротами, вдоль которой росли большие деревья.

– А вот дом, где живет и работает аббатиса.

– А она будет сегодня на ужине?

Паша тихонько засмеялась:

– Конечно, нет. У аббатисы нет времени ужинать вместе с нами.

Ричард свернул в коридор, который вел к воротам.

– Ричард! Ты куда? – закричала Паша.

– Хочу навестить аббатису.

– К ней нельзя заходить просто так.

– Почему?

Она торопливо догнала его.

– Она очень занята, ее нельзя беспокоить по пустякам. И тебя к ней никто не пустит. Охрана просто не позволит тебе пройти через ворота.

Он пожал плечами:

– Ну, спросить-то можно, это не страшно. А потом ты подберешь мне какой-нибудь наряд, и мы пойдем на ужин, ладно?

Паша остановилась в нерешительности. Может быть, он и прав?

Ричард уже направился к стражнику. Паша побежала за ним, стараясь не отставать. Стражник вышел из ворот и, положив руку на рукоять меча, загородил им дорогу. Ричард подошел к нему вплотную и положил ему руку на плечо.

– Ох, прости, пожалуйста, – как ни в чем не бывало начал Ричард. – Надеюсь, я тебя не подвел? Она не приходила, чтоб отругать тебя?

Стражник в изумлении воззрился на незнакомца, а Ричард тем временем продолжал:

– Послушай… как тебя зовут?

– Меченосец Андельмер… Кевин Андельмер.

– Послушай, Кевин, она сказала, что пошлет за мной стражника, который стоит у западных ворот, если я опоздаю хоть на минуту. Должно быть, она просто забыла отправить тебя. Это не твоя вина. Обещаю, я ей ничего не скажу. Надеюсь, ты не держишь на меня зла? – Он повернулся спиной к Паше и, наклонившись к охраннику, заговорил почти шепотом: – Понимаешь, тут такое дело… – Он взглядом указал на послушницу, которая как раз пыталась привести в порядок растрепанные волосы. —

Ну, ты понял. Вот что, давай-ка я куплю тебе пива, Кевин. Хорошо? Сейчас мне лучше поскорее пройти туда, пока у тебя из-за меня не начались неприятности, но сначала пообещай мне, что ты не возражаешь, чтобы я угостил тебя пивом и между нами бы все уладилось?

  317