374  

Ричард вскочил.

– Но почему? Почему она должна умереть, чтобы спасти мир? Это же бессмысленно! – Он судорожно сжал рукоять меча. – Я должен помешать этому! Не позволю ей умереть из-за паршивой загадки!

– Настанет время, Ричард, когда тебе придется сделать выбор. И я надеюсь, что, когда это время настанет, ты будешь достаточно умудрен, чтобы принять правильное решение. Тебе дана власть уничтожить всех, если выбор твой будет неверным.

– Я не намерен стоять тут и слушать, как ты убеждаешь меня в том, что я должен позволить ей умереть. Добрые духи не помогли ей. Значит, помогу я!

И он пулей вылетел из комнаты. На его пути стены покрывались трещинами. С потолка падали куски штукатурки. Ричард ничего не замечал. Когда он прошел сквозь щит, краска на стенах почернела и обуглилась.

Мысли яростно метались из стороны в сторону. Значит, вот что произойдет, если он не вмешается! Видение станет явью, если ему не удастся вырваться из Дворца Пророков. А может, пророчество означает, что он останется здесь узником и не сможет помочь? И Кэлен умрет?

Внизу, во дворе что-то творилось. Со всех сторон сбегались стражники. Подойдя ближе, он увидел меченосца бака-банмана. Вокруг меченосца толпились не меньше сотни встревоженных стражников, но держались они на почтительном расстоянии. Одетого в лохмотья мужчину, стоявшего в центре круга, это, похоже, мало беспокоило.

Ричард протолкался вперед.

– Что происходит?

Меченосец поклонился.

– Кахарин. Я Джиаан. Твоя жена, Дю Шайю, направила меня к тебе с посланием.

Ричард решил не акцентировать внимания на слове «жена».

– И с каким же?

– Мне велено сказать, что Дю Шайю последовала указаниям своего мужа. У нас теперь мир с маженди. Мы больше не воюем ни с ними, ни со здешними людьми.

– Прекрасная новость, Джиаан. Передай Дю Шайю, что я горжусь ею и ее народом.

– Твоим народом, – поправил Джиаан. – Она также хочет, чтобы ты знал: она решила выносить ребенка. А еще она велела передать, что мы готовы вернуться на родные земли. Она хочет знать, когда ты придешь, чтобы повести нас туда.

Ричард огляделся. Вокруг собрались не только стражники, но и сестры. Он заметил и нескольких своих наставниц: сестер Тови, Никки и Эрминию. Паша тоже была тут. Поодаль стояла сестра Верна. Еще дальше, на балконе, виднелась приземистая фигура аббатисы.

Ричард повернулся к Джиаану:

– Скажи ей, чтобы была готова, я приду скоро.

– Благодарю тебя, Кахарин, – поклонился Джиаан. – Мы будем готовы.

– Этот человек пришел с миром, – обратился Ричард к стражникам. – Пусть уйдет спокойно.

Джиаан, ни на кого не обращая внимания, невозмутимо пошел прочь. Кольцо стражников двинулось вместе с ним. Ричард знал, что они так и будут идти следом, пока меченосец не удалится от города. Толпа начала рассасываться.

У Ричарда стучало в висках. Нарушив во второй раз Второе Правило Волшебника, он вызвал из подземного мира призрак своего отца. Он хотел все исправить, а сделал еще хуже. Уоррен сказал, что Владетелю нужен посредник, чтобы вырваться наружу, и Ричард обеспечил ему посредника.

Голова у него раскалывалась.

Только он понял, что Кэлен любит его и жизнь снова стала прекрасна, как тут же узнал, что попал в ловушку времени. А если он не сумеет вырваться, в день зимнего солнцестояния Кэлен умрет. Мысли отчаянно бежали по кругу.

Он должен что-то предпринять. Время уходит. Ричард решил найти единственного человека, который, возможно, сможет ему помочь.

Глава 64

Заслышав в приемной голоса, аббатиса замерла в надежде, что это именно то, чего она так долго ждала. Не то чтобы она мечтала об этом, но времени почти не осталось. Ричард наверняка уже нашел способ проникнуть к Натану, и Натан сыграл отведенную ему роль. Теперь пришла пора ей сыграть свою.

Аннелина не могла полностью доверять Натану, но тут она не сомневалась: пророк сделал все, что от него требовалось. Последствия неудачи ему прекрасно известны. Выпавшей на его долю миссии – добавить ту самую лишнюю снежинку – она вовсе не завидовала.

Аннелина щелкнула пальцами, и дверь распахнулась. Следовало бы вызвать плотников, чтобы починили дверную раму. Ричард вышиб ее своим Хань, даже не соображая, что делает. И это еще до разговора с Натаном.

Как только дверь распахнулась, резкий разговор в приемной оборвался, и в проеме показались три женщины, ожидающие распоряжений.

– Сестра Улиция, сестра Финелла, уже поздно. Почему бы вам не пойти в свои кабинеты и не заняться бумагами? Я приму ее. Сестра Верна, пожалуйста, зайди.

  374