1  

Станислава Муращенко

Ведьмы не сдаются!

Бутерброд всегда падает маслом вниз.

Закон подлости


Глава 1

УНЫЛЫЕ ИНСТИТУТСКИЕ ЭКЗАМЕНЫ

Ясо вздохом отложила книгу с таким заманчивым заклинанием общего запоминания и принялась за учебу. Шпаргалки писать не то чтобы совесть не позволяла, просто я прекрасно понимала, что, пока буду писать, все равно все выучу, так что смысла никакого. Что за несправедливость жизни? У всех студентов, как у нормальных людей, после написания «подсобного материала» и сдачи экзаменов ненужные знания исчезают сами по себе, а у меня… ох, что это я говорю!

Зимняя сессия была ужасом для всего Института прикладной магии вообще и для факультета боевой магии в частности. И не потому, что мы не знали своего предмета. Просто область магии слишком уж большая, всего выучить невозможно. Мы корпели, учили, но преподаватели все равно регулярно валили нас на экзаменах. Особенно старался, конечно, синьор Помидор – преподаватель магической химии. Вот же сварливый старик! Единственное, что утешало, так это то, что, насколько я знаю, такие же проблемы с обучением возникают у учеников обыкновенных школ с историей, хотя тут есть одно «но». У них история всего лишь один из предметов, а у нас – все, чему нас вообще учат, так что если бы не легкие поблажки со стороны более гуманных профессоров, не видать бы никому диплома как своих ушей. А без диплома магу-недоучке в этом мире делать нечего, разве что фокусы в бродячем цирке показывать.

Мне более-менее повезло. Почти все лекции я проводила в бодрствующем состоянии, чего нельзя сказать о многих из моих друзей. Все-таки бессонница бывает полезной! Да и училась я не на выпускном, шестом, курсе, где, как говорили, были действительно убойные экзамены, а всего лишь на третьем. Мой друг-пятикурсник утверждал, что там-то начинается настоящее нервомотство, а пока я могу наслаждаться жизнью. Но, естественно, ни я, ни мои однокурсники так не считали. Мы были еще не настолько старыми и мудрыми, чтобы оценивать преимущества легкой программы, и частенько поминали незлым тихим словом того, кто выдумал проводить в институтах магии экзамены. Бедняга, ему, наверно, так икалось…

В общем, я сидела и корпела над книгами перед завтрашним экзаменом по боевой магии, с удивлением осознавая, что почти все знаю (что со мной вообще-то было почти всегда, вот только удивляться каждый раз я все равно не забывала – на всякий случай). Когда в комнату ворвалась Амели, моя соседка по общежитию и по совместительству лучшая подруга, мне было не до нее. Я лишь в удивлении подняла от книги глаза – не скажу, что она уж очень спокойная, но и такой нервозности я за ней прежде не замечала. Кажется, она даже забыла подновить макияж, чего с ней не случалось со времен первого экзамена на первом курсе.

– Лиера, знаешь последние новости? – выпалила она с порога.

Я окончательно оторвалась от книги. Такое поведение было совсем не в стиле моей подруги. Она ненавидела всякие сплетни, что, сказать по правде, и было одной из причин нашей дружбы: я их тоже не переваривала и не могла нормально общаться с той же Крионой, например, которая любила пообсуждать с кем-нибудь последние сплетни. Тем более что сама часто становилась их жертвой.

– Не знаю, – спокойно ответила я, решив послужить для подруги образцом каменной невозмутимости, хотя обычно все было совершенно наоборот: я бегала, суетилась, предпринимала какие-то действия, а Амели с невозмутимым видом пыталась давать мне ценные указания и делала замечания: «Лерка, не надо так нервничать, от этого морщины появляются. И вообще, нервные клетки не восстанавливаются».

– На вампиров на практику отправят либо нас, либо Даллему и ее команду! – выпалила она одним духом.

Я слегка прищурилась, с преувеличенным интересом рассматривая пейзаж за окном. Н-да… таки нашла Амели, чем меня удивить. Теперь я понимала причину ее нервозности. Правда, все еще не понимала, как помешанная на своем внешнем виде девушка могла не подкрасить губы, но Амели тут же принялась устранять это упущение, роясь в своей сумочке. Судя по всему, сообщив мне новость, она посчитала свою часть дела выполненной. А дело действительно того стоило…

Вампиры были двух типов – первого и второго. Первый был вполне безобидный и мирно сосуществовал с людьми, не многим от них отличаясь. А вот второй тип – классические кровопийцы из народных сказок и легенд: выходили только по ночам, умирали от осины в сердце (хотя от деревяшки в сердце умер бы не только вампир) и превращали людей в себе подобных. Ну и, конечно, поголовно сидели на кровавой диете.

  1