83  

– Чем? Нижепоясом? – поддела стража Изабель, вызвав у того сильное негодование. – Слушай, – отмахнулась она, – твои косяки в прошлом. Ты Волчий страж, и я объяснила Майе, что это значит. Она согласилась терпеть твое присутствие, и только. Будешь докучать ей: приставать, даже смотреть в ее сторону, – поломаю и сложу. Волчье оригами из тебя сделаю, понял?

Саймон фыркнул.

– Отставить смех. – Изабель ткнула пальцем в сторону вампира. – С тобой Майя тоже не разговаривает. Она сегодня чертовски сексапильна, и будь я лесби, приударила бы за ней. Но вам к Майе подходить запрещается. Усекли?

Глядя под ноги, словно школяры, которых заслуженно вызывают к директору, парни кивнули.

– Вот и славно. – Изабель отлепилась от опоры. – Идем внутрь.

15

Beati bellicosi

Интерьер «Айронворкс» оживляли нити разноцветных гирлянд. Гости разделились на тех, кто, утомившись, присел за стол, и тех, кто еще стоял на ногах, цедя из бокалов бледноватый пузырящийся напиток. В толпе сновали официанты – тоже, кстати, из стаи, – предлагая выпить. Саймон от угощения отказался. После злопамятной вечеринки у Магнуса он больше не рисковал пить то, что не приготовил сам. К тому же неизвестно, что еще, помимо крови, желудок примет.

У одной из кирпичных колонн Майя весело щебетала с двумя оборотнями. На ней было узкое платье из оранжевой блестящей материи, выгодно оттеняющее смуглую кожу; лицо обрамлял беспорядочный нимб буро-золотистых кудряшек. Заметив Саймона и Джордана, девушка демонстративно отвернулась. Треугольный вырез платья открывал практически всю спину, захватывая татуировку в виде бабочки на пояснице.

– Раньше ее не было, – заметил Джордан. – Татушки.

Он буквально ел глазами свою бывшую, рискуя получить по мордасам от Изабель. Опасаясь расправы, Саймон похлопал Джордана по спине:

– Идем, поищем наши места.

Следившая за ними из-за плеча Изабель по-кошачьи улыбнулась:

– Умница.

Протолкавшись к столу, Саймон с Джорданом заметили, что его наполовину заняли: Клэри сидела одна, глядя на бокал для шампанского, наполненный, скорее всего, имбирной шипучкой. Рядом с ней разместились Магнус и Алек, в тех же костюмах, в которых вернулись из Вены. Магнус поигрывал бахромчатым кончиком шарфа, тогда как Алек, уперев в пустоту яростный взгляд, держал руки скрещенными на груди.

При виде Саймона и Джордана Клэри, явно обрадованная, аж подскочила на месте. В скромном платье из золотистого шелка и сандалиях с застежкой она выбежала поприветствовать Саймона. Без каблуков, заметил он, Клэри казалась такой миниатюрной. Кольцо Моргенштернов поблескивало у нее на шее. Привстав на носочки, Клэри обняла Саймона и пробормотала:

– У Алека с Магнусом, похоже, война.

– Я заметил, – пробормотал в ответ Саймон. – Где же твой кавалер?

Тут Клэри разомкнула объятия:

– Его заперли в Институте. – Она повернулась к Джордану: – Привет, Кайл.

Страж неловко улыбнулся и поправил ее:

– Если честно, я Джордан.

– Слышала. – Клэри указала в сторону стола: – Присядем? Скоро начнут пить за молодых, ну и, надеюсь, подавать блюда.

Когда все расселись, повисла неловкая тишина.

– Значит, – сказал Магнус, проводя длинным бледным пальцем по ободку бокала, – Джордан? До меня дошел слух, будто ты из Волчьих стражей. У тебя на шее их медальон. Что на нем выгравировано?

Джордан кивнул. На его щеках расцвел румянец, глаза блестели. Внимание оборотень лишь частично сосредоточил на беседе, потому что взглядом следил за Майей. Бессознательно теребя кромку скатерти, он ответил:

– Beati bellicosi, блаженны воины.

– Славная организация, – одобрительно произнес Магнус. – Я знавал ее основателя, познакомились еще в тысяча восемьсотом году. Вузли Скотт, из старинной и уважаемой семьи оборотней.

Рыкнув, Алек спросил:

– С ним ты тоже переспал?

– Александр! – Кошачьи глаза Магнуса округлились.

– Я совсем не знаю о твоем прошлом. Да и ты не спешишь рассказывать: оно, мол, не имеет значения.

Сохраняя бесстрастное выражение лица, Магнус, впрочем, не без гнева ответил:

– То есть всякий раз, услыхав об очередном моем знакомом, ты станешь спрашивать, не спал ли я с ним?

Упрямая мина Алека не обманула Саймона: в синих глазах читалась боль. Жаль парня.

– Не исключено.

– Я как-то видел Наполеона, – сообщил Магнус, – и у нас с ним ничего не было. Для француза он оказался изрядным ханжой.

  83