52  
  • Нет, нет, нет!
  • Ты не понял…
  • То слышится звань,
  • Звань к оружью под каждой оконницей.
  • Знаю я, нынче ночью идет на Казань
  • Емельян со свирепой конницей.
  • Сам вчера, от восторга едва дыша,
  • За горой в предрассветной мгле
  • Видел я, как тянулись за Черемшан
  • С артиллерией тысчи телег.
  • Как торжественно с хрипом колесным обоз
  • По дорожным камням грохотал.
  • Рев верблюдов сливался с блеянием коз
  • И с гортанною речью татар.

Торнов

  • Что ж, мы верим, мы верим,
  • Быть может,
  • Как ты мыслишь, все так и есть;
  • Голос гнева, с бедою схожий,
  • Нас сзывает на страшную месть.
  • Дай Бог!
  • Дай Бог, чтоб так и сталось.

Зарубин

  • Верьте, верьте!
  • Я вам клянусь!
  • Не беда, а нежданная радость
  • Упадет на мужицкую Русь.
  • Вот взвенел, словно сабли о панцири,
  • Синий сумрак над ширью равнин,
  • Даже рощи —
  • И те повстанцами
  • Подымают хоругви рябин.
  • Зреет, зреет веселая сеча.
  • Взвоет в небо кровавый туман.
  • Гудом ядер и свистом картечи
  • Будет завтра их крыть Емельян.
  • И чтоб бунт наш гремел безысходней,
  • Чтоб вконец не сосала тоска, —
  • Я сегодня ж пошлю вас, сегодня,
  • На подмогу его войскам.

7. Ветер качает рожь

Чумаков

  • Что это? Как это? Неужель мы разбиты?
  • Сумрак голодной волчицей выбежал кровь зари лакать.
  • О, эта ночь! Как могильные плиты,
  • По небу тянутся каменные облака.
  • Выйдешь в поле, зовешь, зовешь,
  • Кличешь старую рать, что легла под Сарептой,
  • И глядишь и не видишь – то ли зыбится рожь,
  • То ли желтые полчища пляшущих скелетов.
  • Нет, это не август, когда осыпаются овсы,
  • Когда ветер по полям их колотит дубинкой грубой.
  • Мертвые, мертвые, посмотрите, кругом мертвецы,
  • Вон они хохочут, выплевывая сгнившие зубы.
  • Сорок тысяч нас было, сорок тысяч,
  • И все сорок тысяч за Волгой легли, как один.
  • Даже дождь так не смог бы траву иль солому высечь,
  • Как осыпали саблями головы наши они.
  • Что это? Как это? Куда мы бежим?
  • Сколько здесь нас в живых осталось?
  • От горящих деревень бьющий лапами в небо дым
  • Расстилает по земле наш позор и усталость.
  • Лучше б было погибнуть нам там и лечь,
  • Где кружит воронье беспокойным, зловещим свадьбищем,
  • Чем струить эти пальцы пятерками пылающих свеч,
  • Чем нести это тело с гробами надежд, как кладбище!

Бурнов

  • Нет! Ты не прав, ты не прав, ты не прав!
  • Я сейчас чувством жизни, как никогда, болен.
  • Мне хотелось бы, как мальчишке, кувыркаться по золоту трав
  • И сшибать черных галок с крестов голубых колоколен.
  • Все, что отдал я за свободу черни,
  • Я хотел бы вернуть и поверить снова,
  • Что вот эту луну,
  • Как керосиновую лампу в час вечерний,
  • Зажигает фонарщик из города Тамбова.
  • Я хотел бы поверить, что эти звезды – не звезды,
  • Что это – желтые бабочки, летящие на лунное пламя…
  • Друг!..
  • Зачем же мне в душу ты ропотом слезным
  • Бросаешь, как в стекла часовни, камнем?

Чумаков

  • Что жалеть тебе смрадную холодную душу —
  • Околевшего медвежонка в тесной берлоге?
  • Знаешь ли ты, что в Оренбурге зарезали Хлопушу?
  • Знаешь ли ты, что Зарубин в Табинском остроге?
  • Наше войско разбито вконец Михельсоном,
  • Калмыки и башкиры удрали к Аральску в Азию.
  • Не с того ли так жалобно
  • Суслики в поле притоптанном стонут,
  • Обрызгивая мертвые головы, как кленовые листья, грязью?
  • Гибель, гибель стучит по деревням в колотушку.
  • Кто ж спасет нас? Кто даст нам укрыться?
  • Посмотри! Там опять, там опять за опушкой
  • В воздух крылья крестами бросают крикливые птицы.

Бурнов

  • Нет, нет, нет! Я совсем не хочу умереть!
  • Эти птицы напрасно над нами вьются.
  • Я хочу снова отроком, отряхая с осинника медь,
  • Подставлять ладони, как белые скользкие блюдца.
  • Как же смерть?
  • Разве мысль эта в сердце поместится,
  • Когда в Пензенской губернии у меня есть свой дом?
  • Жалко солнышко мне, жалко месяц,
  • Жалко тополь над низким окном.
  • Только для живых ведь благословенны
  • Рощи, потоки, степи и зеленя.
  • Слушай, плевать мне на всю вселенную,
  • Если завтра здесь не будет меня!
  • Я хочу жить, жить, жить,
  • Жить до страха и боли!
  • Хоть карманником, хоть золоторотцем,
  • Лишь бы видеть, как мыши от радости прыгают в поле,
  • Лишь бы слышать, как лягушки от восторга поют в колодце.
  • Яблоневым цветом брызжется душа моя белая,
  • В синее пламя ветер глаза раздул.
  • Ради Бога, научите меня,
  • Научите меня, и я что угодно сделаю,
  • Сделаю что угодно, чтоб звенеть в человечьем саду!

Творогов

  52