136  

– Лили неважно себя чувствует. Пятна у нее на ногах уже затвердели. Она умрет еще до полуночи.

– Сегодня? – пораженно спросил Ричард.

– Да. Это самое позднее. Более вероятно, что это случится буквально через пару часов. Или, возможно, даже…

Из дома донесся горестный женский вопль. Ричард похолодел. Солдаты, которые тихо переговаривались между собой, сразу же замолчали. Повисшую тишину нарушал лишь отдаленный лай собаки.

– Даже раньше, что я и собирался сказать. – Дрефан прикрыл глаза.

Кэлен уткнулась Ричарду в грудь. У Ричарда кружилась голова.

– Это же дети, – всхлипывала Кэлен. – Этот ублюдок убивает детей!

– О чем это она? – удивленно спросил Дрефан.

– Дрефан, – Ричард крепче обнял дрожащую Кэлен, – я думаю, эти дети умирают потому, что несколько дней назад на матч джала пришли волшебник с колдуньей и с помощью какой-то магии наслали на них чуму.

– Это невозможно! Чтобы заболеть, нужно больше времени.

– Волшебник был тем, кто едва не убил Кару, когда ты сюда прибыл. Он оставил пророчество на стене подземелья. Оно начинается словами: С красной луной придет огненный вал.

Дрефан недоверчиво нахмурился.

– Как может магия вызвать чуму?

– Не знаю, – прошептал Ричард.

Остальную часть пророчества он не мог заставить себя повторить.

И тот, кто опоясан мечом, увидит смерть своего народа. Если он будет бездействовать, он сам, и все, кто ему дорог, погибнут в горниле пожара. Ибо ни один клинок, выкованный из стали или созданный магией, не может поразить этого врага.

Кэлен дрожала в его объятиях, и он понимал, что она тоже боится пророчества.

Чтобы погасить огонь, он должен искать ответ у ветра. И на этом пути его поразит молния, потому что та, что в белом, его истинная любовь, предаст его своей кровью.

Глава 31

Стражники у дворца встали по стойке «смирно». Люди на улицах останавливались, чтобы поклониться Матери-Исповеднице и магистру Ралу.

Хотя внешне жизнь города шла своим чередом, Кэлен казалось, что она видит едва уловимые различия: люди, загружавшие бочки в фургон, внимательно присматриваются к прохожим, лавочники – к покупателям, пешеходы обходят стороной тех, кто остановился поговорить. Смеха не было слышно вообще.

Отсалютовав Кэлен с Ричардом прижатыми к сердцу кулаками, солдаты патруля радостно ухмыльнулись.

– Ура магистру Ралу! Ура магистру Ралу! – хором прокричали они. – Благодарим вас, магистр Рал! Вы вылечили нас! Вернули нам здоровье! Мы здоровы благодаря вам! Слава великому волшебнику магистру Ралу!

Ричард замер, уставившись в землю. На солдат он не глядел.

– Слава магистру Ралу! Слава магистру Ралу!

Сжав кулаки, Ричард двинулся дальше, так и не посмотрев в их сторону. Кэлен заставила его разжать кулак и пожала ему ладонь в знак поддержки и понимания.

Уголком глаза она заметила, как шедшая позади Дрефана и Надины Кара сердитым жестом велела солдатам замолчать.

Впереди во всем своем великолепии возвышался дворец Исповедниц с роскошными каменными колоннами, крепкими стенами и точеными шпилями. Он ярко сиял белизной на фоне темнеющего неба. Надвигались тяжелые свинцовые тучи, предвещая снегопад. Ветер принес несколько снежинок – лазутчиц грядущей снежной орды. Весна еще не победила.

Кэлен с такой силой вцепилась в руку Ричарда, будто от этого зависела ее жизнь. Перед ее внутренним взором маячила лишь болезнь и смерть. Серое лицо Ричарда выглядело ненамного лучше лиц тех шестерых детей, которые умерли от чумы. Их матери были едва ли старше самой Кэлен. Молодые женщины, которые столкнулись с огромной бедой и слезно молили добрых духов оградить их драгоценных малышей. Кэлен не могла сказать, что бы она делала на их месте.

У многих, как у Андерсонов, были старшие члены семьи, к которым можно было обратиться за советом и поддержкой, но некоторые матери были юными и одинокими, их мужья сами недавно вышли из детского возраста, и им не на кого было рассчитывать.

Кэлен понимала, как тяжело сейчас Ричарду, и знала, что должна быть сильной ради него.

По обеим сторонам улицы росли величественные клены. Скоро на них набухнут почки. Кэлен и Ричард миновали образованную ветвями арку и вышли на широкую аллею, которая вела к дворцу.

Позади них Дрефан с Надиной тихо обсуждали, какие травы и лекарства можно будет применить. Надина предлагала, а Дрефан высказывал свое мнение, будет ли это бесполезно, или стоит попробовать. Попутно он рассказывал ей о причинах болезней и о том, какими путями зараза проникает внутрь организма.

  136