194  

Натан задумчиво погладил подбородок.

– Да, могу представить, что Джегань пока не стремится посылать свою армию в Новый мир. – Он посмотрел на Уолша. – Пожалуй, тебе лучше отправиться в путь.

Уолш кивнул. Он повернул голову и встретился глазами с Клариссой. Уолш вновь повернулся к Натану, и слабая улыбка тронула его губы.

– Этот человек мне по душе.

Натан усмехнулся:

– Душа – одно из чудес природы, Уолш.

От того, как Натан сказал эти слова, сердце Клариссы наполнилось гордостью.

– Вы будете осторожны, здесь, в крысиной норе, а, Натан? У вас же нет глаз на затылке, в конце концов. – Уолш погладил карман, в который спрятал письмо. – Особенно после того, как я передам это.

– Я буду осторожен, парень. Главное – передай письмо.

– У вас есть мое слово.

Закрыв дверь, Натан повернулся к Клариссе. Глаза его мерцали, он улыбался.

– Наконец-то мы одни, моя дорогая.

Кларисса взвизгнула и побежала к кровати в притворном испуге.

Глава 45

– Что, по-твоему, происходит? – спросила Энн.

Зедд вытянул шею, пытаясь рассмотреть получше, но за частоколом ног ничего не было видно. Нантонгские охотники духа выкрикивали распоряжения, которых он не понимал, но копье, направленное на Зедда, ясно говорило, что ему лучше сидеть на месте.

Часть охотников остались охранять пленников, а остальные о чем-то горячо спорили с доаками.

– Они слишком далеко, чтобы расслышать, о чем они говорят, но это не важно: на языке доаков я знаю всего несколько слов.

Энн сорвала длинную травинку и начала накручивать ее на палец. На Зедда она не смотрела. Они не хотели дать их конвоирам понять, что пленники в здравом уме и способны на заговор. Энн пронзительно закудахтала, но только чтобы соблюсти приличия.

– Что ты знаешь об этих доаках?

Зедд замахал руками, как птица, которая хочет взлететь.

– Я знаю, что они не приносят в жертву людей.

Охранник приставил копье к голове Зедда, как будто боялся, что тот действительно улетит. Зедду хотелось выругаться, но он вместо этого взвыл и разразился безумным смехом.

Энн поглядела на него исподлобья.

– Ты еще не изменил своего взгляда на то, что нужно позволить нантонгам жить, как им хочется.

Зедд улыбнулся:

– Если бы я позволил нантонгам жить, как им хочется, мы были бы уже в мире духов. То, что ты позволяешь волкам жить, еще не означает, что ты должен позволить им тебя съесть.

Энн хмыкнула, признавая его правоту.

Поодаль на небольшом возвышении шли переговоры. Человек десять нантонгов и столько же доаков сидели кружком, скрестив ноги. Нантонги что-то считали вслух, сопровождая счет выразительными жестами. Потом они принялись указывать на Зедда. Волшебник не слышал их слов, но, несомненно, нантонги нахваливали товар.

Он наклонился к Энн и прошептал:

– Насколько я знаю, доаки – довольно миролюбивое племя; я ни разу не слышал, чтобы они воевали даже со слабыми соседними племенами. Но когда речь о торговле, они просто безжалостны. В других племенах детей учат владеть оружием; доаки учат их торговаться.

Энн отвернулась, словно ей это было неинтересно.

– И что же делает их столь непревзойденными в вопросах торговли?

Зедд поглядел на часовых. Все они наблюдали за переговорами и уделяли беспомощным пленникам мало внимания.

– Они обладают редкой способностью легко относиться к сделке. Другие обычно ставят перед собой цель и, чтобы добиться ее, в конце концов идут на уступки. Доаки не такие. Они будут просто торговаться. Если к соглашению прийти не удается, они без сожаления признают неудачу и двигаются дальше.

Один из доаков, с мехом кролика на голове, хлопнул рукой по груде одеял в центре круга и указал на двух козлят, привязанных чуть поодаль. Зедд понял, что он предлагает включить в сделку и их.

Нантонги, казалось, были возмущены. Их предводитель подпрыгнул и начал тыкать в небо копьем, очевидно, выражая неудовольствие столь низкой ценой. Но Зедд отметил, что он не собирается уходить. Это был вопрос чести: нантонги намаялись с пленниками и желали получить компенсацию.

Зедд толкнул Аннелину, потом запрокинул голову и завыл койотом. Энн присоединилась к нему. Они оба визжали и лаяли так громко, как только могли.

Все участники переговоров затихли и посмотрели на пленников. Предводитель нантонгов снова сел.

Тычок копьем заставил замолчать волшебника и аббатису. Торговля возобновилась. Предводитель нантонгов посмотрел на козлят.

  194