22  

Дора и Джесси много общались, доверяли друг другу, делились даже самыми сокровенными мыслями. А женщины, в отличие от мужчин, редко когда кривят душой. И Кейну это было известно. Поэтому если постараться, то можно разузнать все, что тебя интересует, задавая вроде как косвенные вопросы.

Джесси осознала, что совершила глупую ошибку, но ничего не поделаешь: уже слишком поздно.

Успокаивая себя, она пришла к заключению, что в любом случае она не поменяет точку зрения, пусть даже Кейн узнает о ней все. Он не сможет заставить ее поступать так, как она не желает.

Но проблема заключалась совсем в другом. В течение многих лет Джесси была одна, и потребность в любви и ласке росла с каждой минутой.

Искушение редко когда приводит к чему-то хорошему. Это чувство темное, сильное и одновременно примитивное. Оно неуправляемо и непоколебимо. Джесси желала Кейна каждой частичкой своего тела так, как ни разу не хотела Лайела, Разве могла она сейчас думать об ужине? Совсем не еда разжигала в ней дикий аппетит, который не идет ни в какое сравнение с чувством голода.

Итак, что ты собираешься делать, Джесси? – задавалась она вопросом, машинально купая дочку.

– Мамочка, – произнесла Эмили, когда Джесси намыливала ее густые волнистые волосы детским шампунем. – А мне понравился Кейн. Он хороший.

– Да, да. Хороший.

– Значит, и тебе он понравился? – Мне… я…

– По-моему, ты ему тоже приглянулась. Джесси глубоко вздохнула. Не имеет смысла врать дочери или пытаться разубедить ее в этом.

– Да, мне тоже так кажется, – кратко ответила она.

Вопреки ожиданием Джесси, Эмили больше ничего не спросила. Наоборот, резко замолчала, что в принципе было ей несвойственно.

Джесси наклонилась, чтобы посмотреть на выражение лица девочки. Но отстраненный взгляд Эмили не сказал ей ничего. Она часто скрывала, таким образом, свои чувства и эмоции от матери.

– Эмили Дентон, о чем ты думаешь? – не выдержала Джесси.

– Ни о чем.

– Не ври мне. Скажи честно.

– Я подумала о Рождестве. Мамочка, а Санта всегда дарит то, о чем его просят?

Джесси обрадовалась тому, что Эмили сменила тему разговора.

– Да, если ты послушная девочка и ведешь себя хорошо.

– А я послушная девочка?

– Конечно. Ты самая лучшая, и тебе незачем переживать, милая. Вот придет Рождество, и ты получишь все, о чем мечтала, – нежно улыбнувшись, сказала Джесси и поцеловала малышку.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джесси ожидала, что Кейн очарует Дору и Эмили, но она не предполагала, что настолько сильно. Вернувшись в гостиную, Джесси наткнулась на душещипательную картину: Кейн и Дора мило беседовали и смеялись. Создавалось впечатление, будто они знакомы целую вечность.

Что же до Эмили… Даже появление самого Санта-Клауса не доставило бы девочке столько радости. Она настояла на том, чтобы сидеть за столом рядом с Кейном. Он в свою очередь весь вечер уделял ей внимание, играл с ней, смешил и обращался с ней, как с маленькой принцессой, чье любое желание незамедлительно исполняется.

Тревога Джесси насчет того, что ее дочурка привязывается к постороннему человеку, который лишь временно вошел в их жизнь, пропадала, когда она наблюдала за радостной и счастливой Эмили. Настало время идти спать, и Эмили попросила Кейна прочитать ей сказку на ночь, что он сделал с превеликим удовольствием.

Само собой разумеется, что когда первая сказка подошла к концу, ребенок потребовал продолжения. Кейн повиновался. Он прочитал вторую сказку, потом еще одну, пока, наконец, Эмили перестала зевать и погрузилась в крепкий сон.

– Она заснула, – произнесла Джесси, стоя в дверном проеме спальни и наблюдая за Кейном. – Тебе не обязательно больше читать, – с усмешкой добавила она.

Кейн оторвал взгляд от книги.

– Но мне же нужно узнать, нашел ли Вили Уомбэт своего давно потерянного отца, – возразил он и ухмыльнулся.

– Отлично. Ты можешь взять книгу с собой в гостиную и дочитать историю до конца. Я укрою Эмили и вернусь через пару минут, чтобы проводить тебя, – холодно произнесла Джесси.

– Что? А как насчет ночной прогулки?

– Нет. Уже поздно, мне завтра на работу. Да и тебе тоже.

– Я начальник, поэтому мне можно задержаться.

– А мне нельзя. У меня испытательный срок на три месяца.

Кейн поднялся и направился к двери. Невольно он бросил взгляд на вторую кровать, стоявшую около окна.

Джесси устраивало то, что она делит комнату с дочерью и что ее кровать также односпальная. Ведь это мешает поддаться соблазну.

  22