17  

Разумеется, Амбер не собиралась рассказывать мачехе, что Бен поцеловал ее, а затем бросил в лицо старое обвинение: она, дескать, распутная девка, раздвигающая ноги перед первым встречным.

Вспоминая сегодняшний поцелуй, она не могла не признать, что Бен частично прав относительно ее сексуальной слабости. Но только по отношению к нему. Она никогда не была доступной для других мужчин. Она устояла перед напором Криса, когда они встречались. И не спала с Чадом до первой брачной ночи.

Боже, каким кошмаром стал ее брак! Она вычеркнула его из своей жизни и памяти.

Расставшись с Чадом, она не желала больше ни с кем связывать себя. Секс никогда не занимал ее мысли, за исключением тех редких случаев, когда она видела Бена. После встреч с ним Амбер подолгу лежала в постели без сна, раздумывая о своих странных чувствах к нему.

— Должна разочаровать тебя, Беверли, но я не хочу больше обсуждать Бена Синклера. Я уже сказала, что буду завтра за ужином. А сейчас, если не возражаешь, пойду приму ванну.

— Конечно, конечно, дорогая, — проговорила Беверли с медовой улыбкой. — Пойду обрадую твоего отца, что ты согласна присутствовать завтра на ужине.

Когда дверь за мачехой закрылась, Амбер с облегчением вздохнула. Беверли становится совершенно невыносимой. Пора подумать о другом месте для жилья.

Но она не хочет покидать Санрайз! Возможно, многие считают, что все эти годы путешествий по свету со своим богатым, преуспевающим мужем она чувствовала себя на вершине жизни. Но ей хотелось чего-то намного более простого. Хотелось вернуться домой, в маленький прибрежный городок, где она родилась и выросла. Въехав три года назад в Санрайз, она остановила машину и расплакалась.

Нет, никто не прогонит ее из родного города. Даже эта злая ведьма, в которую неожиданно превратилась ее мачеха Беверли.

Амбер вспомнила о коттедже, который был частью нового обменного фонда. Еще сегодня она собиралась предложить его Перл Синклер в обмен на ферму. Там три спальни, небольшой сад и прекрасный вид на океан с вершины холма. Раз сделка не состоялась, почему бы ей самой не поселиться в коттедже — дальше жить под одной крышей с Беверли невмоготу! Завтра первым делом она отправится туда и посмотрит, что нужно докупить, чтобы уже на днях можно было справить новоселье.

Амбер не замечала, что плачет, пока слезы не докатились до уголков ее губ. В ярости она вытерла слезы и стремительно направилась через спальню в ванную комнату.

— Будь ты проклят, Бен Синклер! — пробормотала она, открывая воду. — Будь проклят навек!

Глава 7

Впечатляющий дом Холлингзуортов на вершине холма занимал командную высоту над городом. Это было большое белое строение с зелеными ставнями. Четыре белые колонны подпирали балкон, а парадную дверь обрамляли два фиговых дерева в больших зеленых горшках.

Бен подошел к крыльцу за минуту до назначенного срока. Солнце отбрасывало длинные тени и быстро садилось за гористый горизонт.

Слава богу, добрался, подумал Бен, поднимаясь по ступеням. День был исключительно жарким, особенно для начала марта.

И неимоверно душным. Стоило Бену вылезти из машины, как его рубашка прилипла к спине.

Что заставило его принять это проклятое приглашение? Нет никаких причин приезжать сюда. Бабушка упрямо отказывается даже разговаривать о продаже фермы. А раз так, то он не имеет права обсуждать новые предложения от ее имени. Не может и обещать Эдварду Холлингзуорту, что попытается переубедить ее.

Так зачем он здесь? Почему не позвонил и не отказался, как только бабушка достаточно ясно объявила о своих намерениях?

Напрасно он убеждал себя, что послушался бабушку, которая настоятельно советовала посмотреть логово Холлингзуортов своими глазами. Себя не обманешь! Истинная причина его появления здесь — Амбер Холлингзуорт.

— Ты просто мазохист, Бен Синклер, — пробормотал он, нажимая на кнопку звонка.

Женщина, открывшая дверь, была явно миссис Беверли Холлингзуорт. Именно такой он себе ее и представлял.

Светлые волосы безукоризненно уложены, а искусно сшитое розовое платье стоит, должно быть, целое состояние. Высокий воротничок частично скрывал морщины на шее. Под стать платью были и огромные жемчужные серьги.

— О, мистер Синклер! — воскликнула она с преувеличенным пылом. — Вы просто поразительно пунктуальны.

Бен подвергся быстрому, но тщательному осмотру. Бабушка предупреждала, что в черных джинсах и полосатой безрукавке он выглядит слишком небрежно. Но Беверли Холлингзуорт, похоже, нисколько не покоробил его внешний вид.

  17