3  

Лайэм именно таким и был. В свои тридцать лет он находился в расцвете сил. Высокий, атлетически сложенный, с красивым интеллигентным лицом. Одежда спортивного стиля подчеркивала его стройность и крепкую стать. Он обожал куртки и носил их круглый год.

Зимой это были куртки из мягкой замши, летом — из полотна или тонкой шерсти нейтральных тонов, под которые он надевал прохладные тенниски днем и шелковые рубашки вечером. Галстуки редко украшали шею Лайэма. А в смокинге Молли вообще его никогда не видела.

* * *

Сегодня на нем были джинсы, темно-синяя тенниска и кремовая полотняная куртка свободного покроя с закатанными по локоть рукавами. Его светлые волосы были длиннее, чем тогда, когда она видела его в последний раз, и несколько прядей в чарующем беспорядке падали на высокий лоб. Он выглядел просто потрясающе.

Молли тут же отложила свое решение «жить без глупых фантазий» еще лет этак на пять. До тридцати вполне можно не хоронить надежду на взаимность!

Лайэм здесь. Это что-то значит! Подумать только, он бросил свой драгоценный бизнес в рабочий день и проехал целых пятьдесят миль от Сиднея до Госфорда, чтобы поздравить ее с днем рождения!

— О Господи! Читать люди не умеют, что ли? Все ведь написано, — вскинулась Джоан, когда Лайэм постучал еще раз.

— Это мой знакомый, — сказала Молли. Джоан вскочила из-за стола.

— Но ведь это же… — При виде Лайэма она застыла на месте. — Ммм… да-да, твой знакомый… — пробормотала она, поправляя свои блестящие черные волосы.

Молли вышла из-за стойки и торопливо направилась к двери. Она взглянула на Джоан — нет, она не опасна. Как-никак замужняя женщина. А у Лайэма было правило — не осложнять себе сексуальную жизнь.

«Не больше одной девушки одновременно, — как-то раз в порыве откровенности сказал он Молли. — И только если она свободна».

Подобные убеждения мужчины, которому женщины постоянно сами вешались на шею, казались удивительно консервативными, несовременными и несколько циничными.

Такими же несовременными были взгляды Лайэма на брак. Брак, по его мнению, должен быть один на всю жизнь. Вот почему он всегда говорил, что не собирается жениться, пока ему не перевалит за тридцать и он не добьется прочного финансового положения. Он не хотел ошибиться в выборе партнера.

— А пока суд да дело, — шутливо сказал он ей однажды, — я получаю массу удовольствия от «прослушивания» претенденток на роль миссис Лайэм Делани.

Молли всегда боялась, как бы одна из этих претенденток не стала объектом любви Лайэма, а не только его вожделения. К счастью, до сих пор этого не случилось: ни одна из его изумительно красивых подружек не удержалась в этом качестве дольше нескольких месяцев.

Однако его последняя пассия чуточку ее беспокоила. Эта превосходно сложенная блондинка по имени Рокси держалась уже полгода — для Лайэма это своего рода рекорд. Он даже приглашал ее к себе на рождественские праздники, так что у Молли была возможность оценить достоинства Рокси. А как она смотрелась в бикини — просто отпад!

Но сейчас не время думать о Рокси, сказала себе Молли, поворачивая ключ в замке и распахивая дверь. Сегодня у меня день рождения, и мой лучший друг приехал меня поздравить.

— Лайэм! — воскликнула она с улыбкой, глядя в его блестящие синие глаза.

— Привет, Молл. Извини, если помешал. Знаю, что ты работаешь, но мне было просто необходимо показать тебе новую машину. Забрал ее сегодня утром и не смог устоять перед искушением прокатиться. Не успел опомниться, как оказался уже на скоростном шоссе. В мгновение ока пролетел по мосту Хоуксбери и уже собирался повернуть обратно, как вдруг меня осенило. Какого черта, Лайэм, подумал я, ты работаешь без единого выходного целую вечность. Слетай-ка в Госфорд повидаться с мамой.

Он улыбнулся чуточку грустно, показав идеальные зубы и очаровательную ямочку.

— И, только остановившись около дома, я вспомнил, что сегодня мамин день для игры в гольф. Можешь себе представить, как это меня обескуражило. Но я никак не мог вернуться в Сидней, не показав машину хоть кому-нибудь. И, естественно, подумал о тебе. Что ты скажешь? — Он махнул рукой в сторону автомобиля. — Это новая «Мазда-Юнос-800». Потрясный цвет, верно?

Вся радость Молли испарилась в один миг. Лайэм приехал вовсе не из-за ее дня рождения. Он просто хотел показать ей какую-то несчастную машину. Хуже того — не ей первой. Она едва потянула на второе место. Как всегда!

  3