1  

Фрэнсин Паскаль

Любовные письма

1

Кэролайн Пирс села в кровати, протерла глаза и лениво потянулась, наслаждаясь тихим и спокойным воскресным утром. Солнце было уже высоко, и его лучи пробивались сквозь шторы.

«Вчера, – подумала Кэролайн, – был один из самых удачных вечеров в моей жизни».

Ей хотелось еще поваляться в кровати и вспомнить, как все было.

В субботу Кэролайн побывала на вечеринке, которую устраивали Пэтмены в роскошном местном клубе. Впервые в жизни она чувствовала себя равноправным членом компании, окружающие были к ней дружелюбны – впервые ее вообще кто-то заметил!

«И это только начало, – сказала она себе, спуская ноги на пол. – Может, я не стану такой популярной, как сестры Уэйкфилд или Лила Фаулер, но изгоем я больше не буду никогда. Теперь у меня есть Адам и все изменилось. Благодаря ему люди стали обращать на меня внимание. Как забавно. – Кэролайн спрыгнула с кровати и подошла к туалетному столику. – Чтобы завести друзей, нужна, оказывается, самая малость – ухажер. А настоящий он или нет – не важно».

Всю жизнь Кэролайн мечтала иметь друзей. Знакомых у нее было очень много, и она всегда старалась доподлинно знать все о личных делах каждого. За это старшая сестра Анита считала ее сплетницей.

«Доверить тебе секрет – все равно что поместить объявление в газете», – часто упрекала она.

Кэролайн считала, что это несправедливо.

– Я всегда остаюсь в стороне, потому и стараюсь знать все обо всех.

– Неужели ты не понимаешь, что остаешься в стороне потому, что вечно сплетничаешь?

Аните легко так говорить, ведь у нее есть все: хорошие оценки, привлекательная внешность, приятели. Она – на первом курсе колледжа, и учится очень хорошо.

«Лучше бы она жила не дома, а в студенческом городке, – подумала Кэролайн, выдвигая ящик и доставая купальник. – Дома от нее и сейчас одни неприятности. Хотя в прошлом году, когда мы обе учились в школе, было еще хуже. Она меня чуть с ума не свела».

Кэролайн натянула синий купальник и недовольно оглядела свое отражение. Аните все так легко дается! Если она узнает, сколько раз я рыдала в подушку, когда все остальные – и она тоже – расходились по вечеринкам и свиданиям, она будет смеяться до колик. Или скажет какую-нибудь глупость вроде «это все пустяки, веди себя естественно, и все будет хорошо».

По правде говоря, Кэролайн пыталась вести себя естественно, но это не помогло. Ребята почему-то совершенно не обращали на нее внимания. Мало того, даже девочкам из ее собственного класса не было никакого дела до юной мисс Пирс – до той поры, пока не появился Адам. Теперь все по-другому. Кэролайн вспомнила, как внимательно слушали ее Лила Фаулер и Кара Уокер, когда она читала им последнее письмо Адама, и у нее стало легче на душе.

Она так подробно описывала Адама всем в школе, что он стоял у нее перед глазами как живой.

«Он высокий – почти метр девяносто, – рассказывала она, – с темно-русыми волосами и теплыми смеющимися глазами».

Кэролайн говорила всем, что он живет в Колд-Спрингсе, маленьком городке в двух часах езды от Ласковой Долины. Он играет в бейсбол и вообще ужасно мил. А самое главное – он без ума от Кэролайн. По крайней мере так сообщалось в его последнем письме. Девушка столько раз читала его разным людям, что и сама почти поверила, что оно от настоящего поклонника. Почти.

«Я не виновата, – в отчаянии оправдывалась Кэролайн, расчесывая свои прямые рыжие волосы. – Не хочу больше быть белой вороной. Если, для того чтобы стать интересной окружающим, нужен поклонник – я его раздобуду».

– Он у меня действительно есть, – прошептала она, стараясь не замечать грустного выражения своего лица в зеркале. – Его зовут Адам, и он живет в Колд-Спрингсе. Он очень любит меня. Только это и надо запомнить!

«Один неосторожный шаг, Кэролайн Пирс, и у тебя будут неприятности», – сказал ей внутренний голос. Но Кэролайн была готова рискнуть.

Когда она спустилась вниз, Анита сидела за столом и читала «Новости Ласковой Долины». Колледж был в нескольких километрах езды от дома Пирсов, и Аните каждый день приходилось ездить туда и обратно.

Кэролайн достала замороженные вафли, засунула одну в тостер и протянула коробку сестре.

– Хочешь?

– Нет, спасибо, – зевнула Анита и язвительно добавила: – Я берегу фигуру.

Кэролайн покраснела. Анита была стройна, как фотомодель, и явно намекала младшей сестре, что той не мешало бы похудеть.

  1