1  

Фрэнсин Паскаль

В западне

1

– Да мне наплевать, что ты думаешь, Джессика, – возразила Элизабет Уэйкфилд. Ее зеленовато-голубые глаза были полны тревоги. – Мне кажется, с семьей Морроу творится что-то необычное. И что бы ни случилось, я должна быть уверена, что Регине это ничем не угрожает.

Элизабет и Джессика Уэйкфилд лежали, вытянувшись на больших пляжных полотенцах, которые были расстелены на краю бассейна во дворе их дома, и грелись в еще теплых лучах заходящего солнца. Было приятно понежиться часок-другой после школы, пока не пришло время ужина, и посплетничать о событиях прошедшей недели. Будто произошло столько событий, что нельзя было обсудить их раньше. Хотя, с одной стороны, только недавно из Ласковой Долины уехали бабушка и дедушка, которые три недели гостили у них. А с другой – Джессика в последние дни все свободное время проводила на тренировках команды болельщиц, а Элизабет работала над статьей для школьной газеты «Оракул».

Джессика села на полотенце и откинула золотистые волосы на плечи. Гримаса на ее лице выражала явное несогласие с поспешными суждениями сестры по поводу незнакомки, открывшей ей дверь дома Морроу в субботу.

– Я все-таки не понимаю, – наконец произнесла Джессика, – с чего вы с Брюсом взяли, что Регина попала в какую-то неприятность? Может, ей просто неохота видеть Брюса? – ехидно заметила она и, опершись на сестру, потянулась за кремом, лежащим на траве. – Наверняка бедняжке так надоела рожа Брюса, что, вернувшись в Ласковую Долину, она просто решила от него отдохнуть.

Элизабет расхохоталась. Любовная история Брюса Пэтмена и ее своевольной сестры ни для кого не была секретом. Элизабет помнила, когда именно Джессика вдруг стала равнодушной к симпатичному, но высокомерному старшекласснику. На самом-то деле Джессика была по уши влюблена в богача Брюса Пэтмена. Но Брюс однажды ей нахамил, и Джессика, не привыкшая к такому обращению, отплатила ему тем же. С этого момента между ними была объявлена война.

Поразмыслив над всем этим, Элизабет покачала головой. Конечно же, у них с сестрой будут разные мнения по поводу всего происходящего.

На первый взгляд, шестнадцатилетние сестры-близнецы были как две капли воды похожи друг на друга: светлые волосы, широко расставленные зеленовато-голубые глаза, обе высокие, со стройными фигурами. Но своим внутренним миром, тем, как они вели себя в различных ситуациях, они отличались, как небо и земля.

Элизабет никогда и никуда не бросалась сломя голову, предварительно все тщательно не обдумав и не взвесив. Вдумчивая, целеустремленная и трудолюбивая, среди одноклассников она имела репутацию хорошего друга и доброжелательного собеседника. Джессика же считала целеустремленность и трудолюбие сестры чрезмерными. Не то чтобы Джессика не любила сестру. Нет, она любила ее всем сердцем. Просто ей всегда хотелось приключений, и она предпочитала лететь очертя голову, чем ехать медленно, но уверенно. Джессике нравилось поддразнивать свою более серьезную сестру, и сейчас по выражению ее лица было видно, что она не принимает всерьез опасений Элизабет по поводу Регины Морроу.

Регине было тоже шестнадцать лет, и она училась в одном классе с Элизабет и Джессикой. Семья Морроу переехала в Ласковую Долину и поселилась в роскошном особняке в самой фешенебельной части города не больше года назад, но Регина за это короткое время быстро подружилась со своими новыми одноклассниками.

«Конечно, – размышляла Элизабет, – трудно себе представить, чтобы Регину не полюбили».

Красивая, темноволосая, добродушная девушка с мягкой манерой речи была очень дружелюбной. Глядя на нее, нельзя и подумать, что она – единственная дочь одного из самых богатых производителей компьютеров на всем Западном побережье.

Едва переехав в Ласковую Долину, она устроилась работать фотомоделью в местное агентство, и ее фотография появилась на обложке журнала «Инженю». Кроме того, никому и в голову не могло прийти, что у Регины могут быть какие-то трудности. Годы учебы в специальной школе в Коннектикуте и занятия с частными врачами очень помогли ей, и теперь мало кто мог поверить в то, что она родилась практически глухой. Шестнадцать лет Регина жила в почти беззвучном мире. Ее самым страстным желанием, призналась она Элизабет вскоре после их знакомства, было ничем не отличаться от остальных. Но это было не так-то просто.

«Когда люди узнают, что я глухая, они отворачиваются от меня», – добавила она тогда. И сразу же Элизабет всем сердцем привязалась к ней.

  1