41  

– Не знаю, о чем ты говоришь, милая моя, – промолвил Дерек. – Мы ведь выяснили в Лондоне, что крысы бегут с тонущего корабля, так что нам с тобой обсуждать больше нечего.

Несмотря на беспечный тон, его лицо выглядело усталым и напряженным. Мирей внезапно наклонилась к нему.

– Тебе меня не обмануть, – шепнула она. – Я знаю, что ты сделал ради меня.

Кеттеринг бросил на нее резкий взгляд. Что-то в ее голосе привлекло его внимание.

– Не бойся, я умею молчать, – продолжала между тем Мирей. – Ты был просто великолепен! Какая поразительная отвага! Хотя это я подала тебе идею, сказав тогда в Лондоне, что иногда происходят несчастные случаи. Тебе не грозит опасность? Полиция тебя не подозревает?

– Какого черта…

– Ш-ш! – Она предостерегающе подняла тонкую руку оливкового цвета со сверкающим на мизинце крупным изумрудом. – Ты прав. Мне не следовало говорить об этом в общественном месте. Больше мы не будем этого касаться, но теперь все наши огорчения подошли к концу – нас ожидает чудесная жизнь вдвоем.

Дерек неожиданно расхохотался хриплым, неприятным смехом.

– Значит, крысы возвращаются? Конечно, два миллиона все меняют! Мне следовало это предвидеть. – Он горько усмехнулся. – Ты поможешь мне их истратить, не так ли, Мирей? Никто лучше тебя не знает, как это сделать.

– Тише! – зашипела танцовщица. – Что с тобой происходит, Дерек? Смотри – на тебя уже стали оборачиваться.

– Я объясню тебе, что со мной происходит. Я покончил с тобой, Мирей. Слышишь? Покончил навсегда!

Однако танцовщица восприняла это совсем не так, как он ожидал. Пару минут она молча смотрела на него, потом ласково улыбнулась:

– Ну, ты просто ребенок! Сердишься на меня только потому, что я практична. Разве я не говорила всегда, что обожаю тебя? – И снова наклонилась вперед: – Посмотри на меня – это я, Мирей, говорю с тобой. Ты ведь знаешь, что не можешь жить без меня. Я любила тебя раньше, а теперь буду любить в сто раз сильнее. Я сделаю твою жизнь чудесной. Второй такой, как Мирей, тебе не найти.

Их взгляды встретились. Заметив, что Дерек побледнел и затаил дыхание, танцовщица удовлетворенно улыбнулась. Она отлично знала, какую власть имеет над мужчинами.

– Значит, все решено, – добавила Мирей. – Надеюсь, Дерек, ты угостишь меня ленчем?

– Нет. – Он поднялся. – Я уже говорил тебе, что у меня важная встреча.

– Ты пригласил на ленч другую женщину? Вот еще! Никогда этому не поверю.

– Я пригласил вон ту леди.

Дерек быстро направился к молодой женщине в белом платье, которая только что вошла.

– Вы позволите мне пригласить вас на ленч, мисс Грей? – слегка запыхавшись, обратился он к ней. – Если помните, мы встречались у леди Тэмплин.

С минуту Кэтрин задумчиво смотрела на него выразительными серыми глазами.

– Благодарю вас. С большим удовольствием, – ответила она наконец.

Глава 19

Неожиданная гостья

Граф де ля Рош только что окончил dejener,[33] состоящий из omelette fines herbes,[34] entrecote bearnaise и savarin au rhum.[35]

Аккуратно вытерев великолепные черные усы салфеткой, он поднялся из-за стола и прошел через гостиную виллы, с одобрением подмечая небрежно разбросанные тут и там objets d’art.[36] Табакерка Людовика XV, атласная туфля Марии-Антуанетты и прочие исторические безделушки служили элементами мизансцены, являясь, как граф объяснял гостям, семейными реликвиями. Выйдя на террасу, он устремил невидящий взгляд на Средиземное море. Де ля Рош был не в том настроении, чтобы наслаждаться красотами пейзажа. Тщательно разработанный план рассыпался на мелкие кусочки, и теперь приходилось обдумывать новые схемы. Растянувшись в плетеном кресле с сигаретой в тонких белых пальцах, он погрузился в размышления.

Вскоре Иполит, его лакей, принес кофе и спиртные напитки. Граф выбрал превосходный старый коньяк.

Когда лакей собирался удалиться, де ля Рош задержал его легким жестом. Иполит остановился в почтительной позе. Черты его лица едва ли были располагающими, однако это компенсировалось безупречными манерами. Сейчас он являл собой воплощение уважительного внимания.

– Возможно, – сказал граф, – что в ближайшие несколько дней в дом будут приходить посторонние и стараться завести знакомство с вами и Мари. Не исключено, что они станут задавать вам вопросы, касающиеся меня.

– Да, мсье.

– Может быть, это уже произошло?

– Нет, мсье.


  41