1  

Карен Мари Монинг

Пленить сердце горца

Эта книга посвящается Рику Шомо — необыкновенному Берсерку, и Лайзе Стоун — необыкновенному Редактору.

Слова признательности

Погоня за мечтой — рискованная затея, и принесет она куда больше толку, когда в нее пускаешься в компании близких и друзей, готовых поддержать тебя словом и делом. Сердечно благодарю свою мать, наделившую меня своей несгибаемой волей и научившую не сдаваться и воплощать мечты в реальность, и отца, каждодневно проявляющего благородство, рыцарское достоинство и безграничную силу истинного героя.

Выражаю глубокую признательность Марку Ли, этому кладезю всевозможной информации, питавшему писательскую душу причудливыми образами; необыкновенным женщинам из фирмы «Романтика» — за дружеское расположение и участие и, разумеется, за предоставленную в мое распоряжение ферму «Бонни энд Бро Бифкейк Фарм».

Особая благодарность — Дону и Кейт Уилбер, сотрудникам юридической фирмы «Уилбер», создавшим идеальные условия, позволившие мне работать наиболее эффективно.

Выражаю бесконечную признательность своей сестре Элизабет, чья надежная поддержка не раз помогала мне в трудную минуту, и моему агенту Дейдре Найт, чьи профессиональное руководство и личная дружба обогатили мои жизнь и творчество.

И, в заключение, спасибо всем книготорговцам и читателям, благодаря которым мой первый роман получил признание.

Кельтская легенда

В легенде говорится, что качества, присущие берсерку — сверхъестественную силу, отвагу, мужество и хитрость, — приобрести возможно лишь одной ценой — отдав за них душу. Средь вересковых полей Северного нагорья в тенистых уголках затаился бог викингов Один, выжидающий, не раздастся ли исполненный боли крик человека, который, не в силах более нести свою горькую долю, зовет его на помощь. Легенда говорит, что, ежели сей смертный будет признан достойным, боги вдохнут в его сердце истинную сущность, и станет он непобедимым воином.

Женщины шепотом передают друг другу поверье, что в искусстве любви берсерк не сравним ни с кем; но, согласно легенде, лишь одна станет частью его жизни. Подобно волку, он полюбит один лишь только раз — и навсегда. Высоко в шотландских горах Круг Старейшин может поведать вам, что, вызвавшись однажды, берсерк уже никогда не сможет отступить, и если душа его не сможет перенять инстинкты дикого зверя, то, впереди у него — верная смерть.

О таком человеке и повествует легенда…

Пролог

«Сама смерть лучше жизни, позора исполненной».

Беовульф

Замок Мальдебанн, Северное нагорье, Шотландия, 1499

Этот крик должен прекратиться!

Он был не в силах больше слышать его, но знал, что не сможет помочь этим людям. Его семья, его клан, его лучший друг Аррон, с которым они еще вчера носились верхом по вересковым лугам, его мать — м-м, нет, с его матерью дело обстояло иначе — ее убийство стало предзнаменованием этой… этого… варварского…

Он отвернулся, проклиная себя за трусость. Если он не может спасти их или умереть вместе с ними, он, по крайней мере, должен запечатлеть все это в своей памяти. Он обязан это сделать, чтобы отомстить за их смерть. Каждому убийце в отдельности.

«Месть не вернет к жизни мертвых». Сколько раз его отец повторял эти слова? Когда-то Гаврэл верил ему. Верил в него, но это было до того момента, когда он увидел своего могучего, мудрого и замечательного отца в залитой кровью рубашке, склонившимся над телом матери. С острия сжатого в руке кинжала падали вниз тяжелые капли.

Гаврэл Макиллих, единственный сын лэрда (Лэрд — помещик, владелец наследственного имения в Шотландии.) Мальдебанна, стоял над Вотановым провалом, не сводя глаз с подступающей к утесу долины, в которой в сотнях футов под ним раскинулось селение Тулут. Он пытался понять, почему этот день стал таким черным. Еще вчера все было прекрасно, и его жизнь была исполнена простыми радостями юноши, который рано или поздно станет правителем этих цветущих гор. Но наступило это злосчастное утро, и вместе с ним в сердце Гаврэла вошла скорбь.

Обнаружив отца над истерзанным телом Джолин Макиллих, Гаврэл бежал, найдя убежище в густых лесах шотландских гор, где бродил весь день. Дух его метался, терзаемый то горем, то яростью.

Постепенно чувства притупились. Гаврэл погрузился в состояние непонятной отрешенности. В сумерках Гаврэл направился назад, к замку Мальдебанн, чтобы бросить в лицо своему родителю обвинение в убийстве — в последней попытке постичь смысл того, что он видел, если смысл этот вообще можно было постичь. Но теперь, стоя на возвышающемся над Тулутом утесе, четырнадцатилетний сын Ронина Макиллиха осознал, что случившееся было лишь началом его страшного сна. Замок Мальдебанн был осажден, языки пламени поглотили деревню, а между столбами огня и грудами мертвых тел неистово метались люди. Бессильный что-либо сделать, Гаврэл видел, как бегущий со всех ног мальчонка налетел на острие меча одного из Маккейнов, поджидавшего его у какой-то лачуги. Гаврэл содрогнулся, — это были всего лишь дети, но дети могут вырасти с желанием отомстить, а неистовые Маккейны никогда не позволяют зернам ненависти пустить корни и принести смертоносные плоды. В свете огня, пожирающего хижину, он увидел, что Маккейны многократно превосходят числом его соплеменников. На каждого Макиллиха приходилась дюжина серо-зеленых пледов ненавистного врага. «И ведь словно знали, что мы не сможем им противостоять», — подумал Гаврэл. Более половины Макиллихов отправились на север, приглашенные на свадьбу.

  1