63  

– Ты мне ничего подобного не предлагал, – ответила я, – разговор прервался, я пыталась соединиться с тобой, да без толку.

– Батарейка разрядилась, – пояснил парень, – забыл поставить на заправку. Вы бы скатались к Валентине, порасспрашивали ее про фикус, про пузырек, вдруг чего новое выплывет.

– Ладно, – ответила я, – уже еду, а ты чем займешься?

– В очереди сижу, – ответил Дима, – жду камеру, чтобы с Викой потолковать. Кстати, я тут ей все купил, ваши деньги кончились.

– Не волнуйся, вечером пересечемся, еще подкину.

– Да не страшно, можете не ездить, из своих возьму, а вы потом вернете.

Поговорив с Димой, я стала пробираться сквозь пробки. С Валентиной на самом деле следует побеседовать, только очень осторожно. Какой бы повод придумать для визита? Вот! Она же говорила, что через полгода, когда станет официальной наследницей своей части дома, будет продавать ее. На эту тему и потолкуем. Правда, я не знаю, что бывает с недвижимостью, если одна половина ее завещана, а вторая нет. Как поступают в подобном случае? У Андрея отсутствуют официальные наследники, следует ли из этого, что его часть отойдет государству? Или иначе? Валентина-то прописана в доме. Может ли она его продать? Надо спросить у Димы!

Я набрала его номер и услышала монотонно-равнодушный голос. «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

Ну да, он же говорил про севшую батарейку. Небось звонил мне из автомата, по карточке. Ладно, поеду без консультации, навряд ли сама Валентина в курсе проблемы.

Обрадовавшись принятому решению, я принялась названивать в «Волшебный лес», но никто не спешил поднять трубку. Что ж, погода отличная, Валентина, скорей всего, в саду, сидит под какой-нибудь елкой, вяжет салфетку. В доме она сейчас одна, забот особых нет, вот и отдыхает, поеду так.

Ново-Рижское шоссе – свободная, хорошая трасса, это вам не Рублево-Успенская магистраль, по которой приходится передвигаться черепашьим шагом, пропуская бесконечных чиновников на машинах с мигалками. Одна беда, до этого шоссе еще нужно добраться. А путь лежит мимо Тушинского вещевого рынка, и вам сначала предстоит въехать в узкий тоннель, преодолев затор у въезда в него, а потом вы окажетесь в очередной пробке. Да как можно ожидать простора на пятачке, где справа «Макдоналдс», слева нескончаемые ряды торговцев шмотками, а чуть впереди станция метро и платформа железной дороги? Сами понимаете, сколько времени нужно, чтобы добраться до МКАД.

Стараясь не злиться, я ползла в длинной очереди автомашин, над дорогой колыхалась жара. Те водители, в автомобилях которых не было кондиционеров, ехали с открытыми окнами, только, думается, им от этого не стало прохладней. Поток двигался с черепашьей скоростью и наконец встал вообще. Я откинулась на сиденье. Может, купить вертолет? Одна беда – припарковать его будет негде.

Глава 19

Сделав погромче радио, я принялась бездумно рассматривать улицу. «А сейчас мы что-нибудь прорекламируем, – донеслось из динамика. – «Учеба за рубежом – это реально…» Я усмехнулась. Почти всю жизнь я провела у доски с мелом в руке. Долгие годы вбивала в головы студентов железные гвозди французской грамматики и пришла к простому выводу: если человек не желает учиться, то вы его никак не заставите. И еще я наивно полагала, что такие почтенные, всемирно известные университеты, как Сорбонна во Франции и Оксфорд в Англии, тщательно отбирают студентов, и обучаются там лишь одаренные люди.

Но на заре перестройки вера моя была разрушена. Я пристроилась работать в фирму, которая отправляла детей «новых русских» на учебу за рубеж.

Однажды в эту контору явилось лицо кавказской национальности, обвешанное золотом и окруженное телохранителями. С ним пришел сынишка, паренек лет семнадцати, весь в прыщах, самого противного вида.

Лицо заявило, что желает отправить отпрыска в Сорбонну учиться на адвоката. Поскольку мне с каждого оформленного на учебу ребенка «капала» определенная сумма, я с жаром взялась за дело и сообщила примерную стоимость обучения, на мой взгляд, несуразно огромную. Чтобы сразу не отпугнуть кавказца, я сказала:

– Можно платить по частям, за каждый семестр отдельно.

«Лицо» покачало головой:

– Нэт. Мэня убить могут, отдам дэньги сразу.

Сразу так сразу, кто бы спорил, но не я. Но сумма-то бешеная, и я опрометчиво предложила:

– Давайте сейчас устроим мальчику небольшое испытание. Сорбонна присылает тесты, чтобы абитуриенты могли проверить свои знания.

  63