ЛАНАРК: Жизнь в четырех книгах

Автор:

Страниц: 272

Впервые на русском — одна из главных британских книг XX века, дебютный роман, писавшийся больше 30 лет и явивший миру нового мастера первой величины. «Ланарк» — это одновременно роман воспитания и авантюрная хроника, мистическая фантасмагория и книга о первой любви; нечто подобное могло бы получиться у Джойса, Кафки и Эдгара По, если бы они сели втроем писать для Уолта Диснея сценарий...

Впервые на русском — одна из главных британских книг XX века, дебютный роман, писавшийся больше 30 лет и явивший миру нового мастера первой величины. «Ланарк» — это одновременно роман воспитания и авантюрная хроника, мистическая фантасмагория и книга о первой любви; нечто подобное могло бы получиться у Джойса, Кафки и Эдгара По, если бы они сели втроем писать для Уолта Диснея сценарий «Пиноккио» — в Глазго, вооружившись ящиком шотландского виски. Здесь недоучка-студент получает заказ на роспись собора, люди в загробном мире покрываются крокодильей кожей, а правительственные чиновники сдают экзамен на медленное убийство надежды.

Аласдер Грей — шотландец. Это многое объясняет.

Давно пора было Шотландии родить умопомрачительный роман, плоть от плоти современности. И вот он перед вами.

Энтони Берджесс

«Ланарк» поразил меня до самых печенок. На мой взгляд, это лучший шотландский роман двадцатого века.

Иэн Бэнкс

«Ланарк» — удивительный плод любви и безудержного воображения, неиссякаемый источник богатств.

TimesLiterarySupplement

Замысловатая, крипто-кальвинистская «Божественная комедия», которая должна найти самую широкую читательскую аудиторию.

NewYorkTimesBookReview

Невероятно изобретательный роман, притязающий на многое.

Малкольм Брэдбери

Эта книга — нечто большее, чем классический образец местной, региональной литературы. Воплощение «Ланарка» по грандиозности не уступает его замыслу: нечасто встречается роман, всецело коренящийся в обстановке одного, отдельно взятого города, и вместе с тем предельно доступный восприятию всех, кто живет вдали от него.

Уильям Бойд

Совершенно исключительное достижение и наиболее примечательный за долгий период успех шотландской прозы. Книга изменила весь литературный пейзаж. Это поразительно само по себе. «Ланарком» не может пренебречь никто из тех, кто причастен к нашей культуре или питает к ней интерес.

Scotsman

Когда рассвет наступает и уходит в смятении, мы оказываемся во власти неотразимого сюрреалистического воображения. Это некая сага о городе, где окружающая действительность ничуть не более надежна, чем часы Сальвадора Дали.

Брайан Олдисс

Знаменательная веха в послевоенной истории шотландского романа. Сочетая элементы научной фантастики и квази-автобиографии с апокалиптическими сценами, эта книга — проницательная и безотрадная — входит в число наиболее читаемых за последние пятьдесят лет.

Магнус Линюкйтер

[Грей] — редкое явление среди современных британских авторов — подлинный экспериментатор, попирающий привычные правила английской прозы… наделенный дерзким и богатым воображением.

Дэвид Лодж

…мастерское воссоздание… жизни подростка в послевоенном Глазго, его ранних дружеских связей и первой любви, пробуждения художнического таланта и гибели надежд на фоне изощренных общественных предрассудков, которые приходится усваивать по мере взросления… В широком смысле роман представляет собой попытку выявить тяжелые проблемы, таящие угрозу для современного общества. Он развернуто истолковывает надпись «Пусть Глазго процветает» на одной из гравюр Грея: Глазго, любой и всякий, процветет, если мы будем говорить правду.

NewYorkReviewofBooks

Грей… преображает имеющую локальное — и потому узкое — значение обстановку, которая ставила ограничительные рамки истинному таланту [других] романистов… и придает ей обобщающий пророческий смысл.

Дуглас Гиффорд, «Очерки шотландской литературы»

Самый выдающийся дебютный роман из прочитанных мною за несколько лет… Наиболее близкая, на мой взгляд, шотландская версия «Улисса» Джеймса Джойса.

EveningTimes

Гибкая, насыщенная фантазией проза — наполовину визионерская, наполовину реалистическая… Книга, обладающая неоспоримыми достоинствами.

Guardian

КНИГА ТРЕТЬЯ 1
Глава 1 «Элита» 1
Глава 2 Рассвет и квартира 4
Глава 3 Манускрипт 7
Глава 4 Вечеринка 11
Глава 5 Рима 16
Глава 6 Рты 18
Глава 7 Институт 23
Глава 8 Доктора 27
Глава 9 Дракон 33
Глава 10 Взрывы 39
Глава 11 Пища и оракул 46
ПРОЛОГ 50
КНИГА ПЕРВАЯ 55
Глава 12 Война начинается 55
Глава 13 Хостел 59
Глава 14 Бен-Руа 62
Глава 15 Норма 66
Глава 16 Нижние миры 71
Глава 17 Ключ 77
Глава 18 Природа 82
Глава 19 Миссис Toy исчезает 88
Глава 20 Работодатели 95
ИНТЕРЛЮДИЯ 102
КНИГА ВТОРАЯ 103
Глава 21 Дерево 103
Глава 22 Кеннет Макалпин 111
Глава 23 Встречи 117
Глава 24 Марджори Лейдло 124
Глава 25 Разрыв 129
Глава 26 Хаос 136
Глава 27 Книга Бытия 142
Глава 28 Работа 148
Глава 29 Выход 157
Глава 30 Капитуляция 164
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ 166
Глава 31 Нэн 166
Глава 32 Кулуары совета 169
Глава 33 Зона 175
Глава 34 Перекрестки 180
Глава 35 Собор 185
Глава 36 Дом капитула 190
Глава 37 Появляется Александр 196
Глава 38 Большой Унтанк 201
Глава 39 Развод 213
Глава 40 Прован 219
ЭПИЛОГ 225
Глава 41 Кульминация 238
Глава 42 Катастрофа 247
Глава 43 Объяснение 253
Глава 44 Конец 260
ДО СВИДАНИЯ 265
Приложение Как вырастал «Ланарк» 265
Комментарии Сидни Уоркмена 271
1 271
2 271
3 271
4 271
5 271
6 271
7 271
8 271
9 271
10 271
11 272
12 272
13 272

Напишите свой обзор

Приз Бородинского боя

Приз Бородинского боя

Эта книга художественно-документальной прозы открывает особый мир, где действуют конники и кони. Перед читателем проходят или, вернее, проносятся кавалеристы, ученики Брусилова, сподвижники Буденного, выдающиеся советские и зарубежные спортсмены, мастера древнего и нестареющего искусства управления лошадью. Веками конь служил человеку в бою и в труде, сегодня служит преимущественно в спорте, однако сегодня, как и всегда, истинным конником является тот, кто самоотверженно предан своему делу, — таков пафос этой увлекательной книги.

Напишите свой обзор

Похожие книги